А гастев центральный институт труда. Цит, нот и алексей гастев или как революционный поэт изменил мировой подход к труду. Отрывок, характеризующий Центральный институт труда

А.К. ГАСТЕВ И ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ ТРУДА

Алексей Капитонович Гастев (1882-1938), видный деятель мотовского движения в Советской России, организатор и директор Центрального института труда (1920-1938), член Совета по научной организации труда при НК РКИ СССР, участник революционного движения (член РСДРП с 1901 г.), пролетарский поэт. Окончил городское училище и технические курсы в Суздале, поступил в Московский учительский институт, откуда был исключен за политическую деятельность, неоднократно подвергался арестам и ссылкам, до 1917 г. находился на нелегальном положении. В этот период эмигрировал во Францию, где учился в Высшей школе социальных наук (Париж) и работал на заводах.

В 1917-1918 гг. А.К. Гастев — секретарь Союза металлистов Петрограда, управляющий предприятием, журналист. Назначен председателем Комитета стандартизации при Совете труда и обороны (1932 г.), ответственный редактор журналов «Организация труда», «Установка рабочей силы», «Вестник стандартизации». В 1938 г. — репрессирован, погиб, в 1957 г. — реабилитирован.

Фигура А.К. Гастева интересна как пример человека, искренне воодушевленного пролетарской революцией, каждую минуту своей жизни искавшего способ быть полезным трудовому народу своей родины.

Гастев разделял идеологию объединения «Пролетарская культура», правда, в отличие от лидера Пролеткульта А.А. Богданова, который боролся с метафизикой, фетишизмом во всех формах, А.К. Гастев считал, видимо, что трудящимся необходимы идолы, нужна новая форма религии, взамен утраты веры в христианского бога. Религия необходима как способ объединения пролетариата, способ сделать жизнь осмысленной, ибо в основной своей массе рабочий класс — люди малограмотные или совсем неграмотные, они не смогут сразу освоить непростые истины марксизма. Так, например, в стихотворении «Чудеса работы» (1918) описаны ощущения работников, которые, приходя на завод, в котельный цех, воспринимают его как храм, а процесс труда — как переживание чуда (Гастев, 1971).

Поэтическое творчество Гастева воспевало идеалы пролетарского единства, гордость трудового человека, создающего полезный для общества продукт. Так, сборник «Машина» (1913) составляют стихи, в которых лирический герой восторгается заводскими гудками (собирающими рабочих по утрам, к началу смены) — символами пролетарского единения, заводскими воротами, балками, рельсами, кранами, молотом (Гастев, 1971). Интересно, что объектом поэтического вдохновения оказывается тот самый «Молох», который у А.И.Куприна (1896) является символом капиталистической фабрики, вообще капитализма, «пожирающего» работников — как своих неизбежных жертв.

Программа научной и практической деятельности ЦИТа отражена в статьях «Наши задачи» (1921) и «Социальное знамя ЦИТа» (1925). Конечная цель ЦИТа — проектирование высокопроизводительных трудовых процессов, предприятий в Советской республике, содействие повышению общей и трудовой культуры населения, производство работников необходимой квалификации в нужных стране масштабах. Реализация указанных задач — дело «социальной инженерии», которая должна выработать проект «социально-инженерной машины» как научно обоснованный вариант технологии производства необходимых «рабочих типов». Подготовленный работник отличается воспитанными у него «оргамоторными установками», обеспечивающими «биоустановочные стандарты». «Инструктор-дирижер», или «педагог-машинист», управляет «социально-инженерной машиной», производящей (так же закономерно, как станок-автомат производит заданные детали) работника с заданными параметрами — биоустановочными стандартами (Гастев Ю., 1973).

Термины «машина», «социальная инженерия» имеют не только метафорическое значение, речь идет, по сути, о создании научно обоснованной технологии производственного обучения, гарантирующей заданный результат. В середине 60-х гг. аналогичные по содержанию проекты американских психологов Б. Скиннера и Н. Краудера получили название «программированного обучения».

Вполне вероятно, что А.К. Гастев разделял не только идейную направленность вождей и идеологов «Пролетарской культуры», но и положения «Всеобщей организационной науки» А.А. Богданова, его организационную точку зрения, что проявилось как своеобразный вариант системного мышления. Так, Гастев видит много общего в жизнедеятельности всего предприятия, в труде рабочего, обслуживающего машину, в работе машины. Рабочий за станком — аналог труда директора предприятия, самого рабочего он представляет как устройство сложной машины, в котором имеются свой мотор, система энергоснабжения, система передачи скорости, отдел установок, отдел учета и контроля, отдел управления, своеобразные шаблоны-направители. Научное исследование призвано выявить законы эффективного выполнения трудовых действий в целях рационализации труда и создания технологии производственного обучения. Гастев с большим уважением относился к работам Ф.У.Тэйлора, но видел слабость его «научного менеджмента» в неразработанности методики обучения работников рационализированным способам труда. Таким образом, отсутствие научно обоснованной технологии подготовки рабочих оказывалось существенным тормозом в реализации принципов научного управления.

Инженерный подход к производству квалифицированных кадров сочетался у Гастева с поэтическим отношением к труду, человеку труда. Модель работающего человека для Гастева — это не просто живая машина, это самая совершенная из возможных машин, машина, способная к самосовершенствованию, обладающая замечательным регулятором — мозгом. Человек полон возможностей, он не статичен в своих свойствах, напротив, он может достичь чудес мастерства. Для этого нужно желание, настойчивость и помощь со стороны науки, которая должна найти рациональные приемы работы и создать эффективные технологии обучения им. Вот несколько примеров лозунгов Гастева, обращенных к рабочим, написанных в жанре белого стиха:

«Знающий, но не умеющий — это механизм без двигателя»;

«Научись хорошо исполнять — будешь хорошо распоряжаться»;

«Барчук-белоручка склонен бесконечно болтать. Упорный заводской организатор даже при бедном оборудовании победит своей организационной сноровкой»,

«Что такое научная организация труда? — Это организация, основанная на строго учтенном опыте. Прежде чем изменить способы работ, надо их тщательно изучить»,

«Зеваки говорят о заграничных чудесах и распускают слюни. А ты сам сделай чудо у себя дома. — Победи и выдь из положения с парой инструментов и твоей волей»; «Смотри на машину-орудие. Создавай машину-организацию»;

«Перед началом работы Вы произносите: «Это трудно» — и уже думаете за нее не приниматься. А нельзя ли наоборот: сказать — «трудно» и вдохновиться этой трудностью, в надежде ее победить, изобретя способ легкого преодоления»;

«В машине-орудии — все рассчитано и подогнано. Будем так же рассчитывать и живую машину-человека» (Гастев, 1971).

Гастев как опытный революционер-агитатор создает легкие для запоминания формулы культуры труда, обращенные к сознанию рабочих, стремится воодушевить их осмысленным участием в общем труде, в работе над собой.

Гастев считал преждевременной деятельность зарубежных и отечественных психотехников, которые пытались содействовать оптимизации труда через сортировку подходящих работников, их подбор. Тезис об устойчивых индивидуальных различиях казался ему недостаточно научно обоснованным, он игнорировал различия людей и подчеркивал всемерно роль тренировки, воспитания нужных умений, развития.

В статье «Социальное знамя ЦИТа» (1925) Гастев писал:

«…И знай: в тебе — в каждом — сидит Форд, но только такой, который отдает свои силы новому невиданному отечеству. Мы призываем, мы все время говорим: развивай свои способности, тренируйся, совершенствуйся! Мы переворачиваем современную биологию и говорим: человек полон возможностей; в нем тысячи возможностей для приспособления, тренировки, победы. Вот почему мы жестко противопоставляем себя психотехникам — не сортировка на первом плане, а тренировка..Мы знаем, что надо поставить задачу воспитания особого нового скоростного человека, с его быстрой реакцией, с его способностью всегда быть настороженным и в то же время расходовать минимум нервной энергии. И здесь, опять-таки, не отбор, а тренировка, ибо все должны быть такими, а не только избранные» (1965).

В сборнике «Восстание культуры» (1923) можно найти такое стихотворение:

АМЕБЕ — давшей реакцию,

СОБАКЕ — величайшему другу, зовущему к упражнению,

ОБЕЗЬЯНЕ — урагану живого движения,

РУКЕ — чудесной интуиции воли и конструкции,

ДИКАРЮ — с его каменным топором,

ИНСТРУМЕНТУ — как знамени воли,

МАШИНЕ — учителю точности и скорости,

И ВСЕМ СМЕЛЬЧАКАМ, зовущим

К ПЕРЕДЕЛКЕ ЧЕЛОВЕКА (Гастев, 1971).

Справедливости ради следовало бы отметить, что стремление всех людей воспитать как быстрых, точных, управляемых, послушных работников, задача переделки человека, отрицающая, по сути, устойчивые своеобразные свойства людей, важные для профессионального успеха, — отражали волюнтаристскую позицию игнорирования научных данных, близкую позиции Т. Д. Лысенко в биологии в 30-50-е гг.

Читать еще:  Влияет ли военный билет на работу. Для чего нужен военный билет в РФ? Где необходим военный билет

Гастев мечтал об организации трудового чемпионата, в противовес »чистому спорту». У него есть стихотворение «Ответьте срочно!» (между 1919 и 1922 гг.), в котором нарисована ситуация выступления рабочего-котельщика на эстраде рабочего клуба. Рабочий демонстрирует виртуозное владение темпом и ритмом своих движений, чувством времени:

«…Хотите? Буду ударять молотом по наковальне. И, во-первых, буду ударять ровно 60 раз в минуту, не глядя на часы. Во-вторых, буду ударять так. что первую четверть минуты буду иметь темп на 120, вторую четверть — на 90, третью — 60. И начач. Котельшик из Дублина был признан чемпионом клепки. Это было? Это будет!» (Гастев, 1971).

«Это будет», а не «есть уже» потому, что рабочие традиционно либо хранили секреты своего мастерства (из эгоистических побуждений — не делились с другими результатами высокопроизводительного труда), либо из чувства солидарности не демонстрировали полностью своих умений (чтобы рост продуктивности труда не приводил к снижению расценок, либо сокращению количества рабочих мест), то есть необходимо изменение отношения рабочих, к труду, которое грядет за социальными революциями.

Программа задач ЦИТа, ориентированных Гастевым в начале 20-х гг. на научное изучение рабочих движений, приемов и обучение им, осуществлялась в научных лабораториях, где проводился тщательный анализ трудовых движений с использованием циклографии, кино- и фотосъемки. Здесь начинал работать выдающийся советский физиолог Н.А. Бернштейн. Наряду с физиологической лабораторией были созданы сенсорная, педагогическая, психотехническая и др. К 1925 г. при ЦИТе было организовано акционерное общество «Установка», которое по заказам предприятий проводило массовую подготовку кадров рабочих специальностей (для текстильной, строительной, металлообрабатывающей промышленности, водителей автомобилей, летчиков и т. д.). По всей стране были созданы филиалы общества «Установка». Инициаторами создания Общества были ВЦСПС, НКТ и Бюро правлений железных дорог, позже и ВСНХ (1965).

Общество «Установка» организовывало курсы для обучения новым профессиям, переобучения, подготовки инструкторов обучения на местах. Другой важной формой работы общества было консультирование предприятий и организаций по вопросам рационализации управления.

Начиная с 1930 г. ЦИТ свертывает широкую сеть (порядка 60) своих учебных комбинатов, так как к этому времени в стране была развернута сеть школ фабрично-заводского ученичества (ФЗУ). В центре внимания ЦИТа оказывается проблема проектирования рабочего состава, совершенствование организации труда и производства по заказам отдельных предприятий (Гастев, 1972).

Под руководством Гастева была создана система экспертизы существующей производственной организации, а также организационного проектирования трудовых постов, участков производственного процесса, включая всю цепочку технологии производства от заготовительных цехов до выпуска готовой продукции и управленческих структур. При этом реализовались идеи тектологии о прогрессивном развитии и функционировании организаций, закон минимальных звеньев, выявлялись огромные резервы повышения производительности; неизменно подчеркивалась роль точного распределения функций работников, их квалификации, способа взаимодействия. Таким образом, опыт ЦИТа может служить примером исследования и экспертизы типов производственных организаций, организационного проектирования, проектирования требуемой квалификации, путей профессионального роста и продвижения производственных кадров в зависимости от тенденций развития техники и технологии предприятия (Гастев, 1972).

Опыт ЦИТа оказал неоценимую услугу становлению промышленности СССР, укреплению его военного потенциала. Так, еще в 1931 г. на основе военного отдела ЦИТа был создан Военный институт труда, техники и кадров (1965). В целом за период 1921-1938 гг. силами сотрудников ЦИТа «было подготовлено в 1700 пунктах страны свыше полумиллиона квалифицированных рабочих двухсот специальностей. ЦИТ подготовил также свыше 20 000 инструкторов производственного обучения, консультантов по НОТ» (1965).

Для современной психологической науки наследие Гастева и его сподвижников по ЦИТу — образец построения моделей организаций и ее звеньев, вплоть до деятельности отдельных субъектов труда; это вклад в теорию организаций и организационную психологию, психологию управления, психологию труда.

Печатается по изданию: Носкова О.Г. История психологии труда в России (1917-1957). — М., Изд-во МГУ, 1997.

Цит, нот и алексей гастев или как революционный поэт изменил мировой подход к труду. Краткая история развития организации труда

А.К. Гастев (1882-1941), возглавлявший Центральный институт труда (ЦИТ). Институт был самым крупным и продуктивным научно-исследовательским институтом в области организации труда и управления. А. Гастев написал более 200 монографий, брошюр, статей. Под его руководством институт превратился в ведущий исследовательский, учебный и практико-рационализаторский центр России в области научной организации труда и управления. Институт сочетал в себе исследовательское, педагогическое и консультационное учреждение, чего ещё не было даже в Европе. Таким образом, А. Гастеву и его соратникам удалось сделать одну из наиболее ценных находок в истории мировой организационно-управленческой мысли, а именно — сформулировать и опробовать на практике идею триединого механизма развития научного менеджмента.
Основная заслуга Гастева заключается в разработке теоретических и экспериментальных идей новой науки — социальной инженерии (социального инженеризма), соединявшей в себе методы естественных наук, социологии, психологии и педагогики. Под его руководством на десятках предприятий внедрялись инновационные методы организации труда и производства. По методикам ЦИТа подготовлено более 500 тыс. квалифицированных рабочих, тысячи консультантов по управлению и НОТ. Значителен его вклад в разработку идей кибернетики и общей теории систем.
Гастев и сотрудники института понимали, что в условиях крайней разрухи и полной отрезанности от всего культурного мира от них ждут практических указаний того, как следует планировать производство, стимулировать труд, как эффективно работать в конкретной обстановке, чтобы добиться восстановления промышленности страны. Однако, по мнению А. Гастева, проблема, стоявшая перед страной, была гораздо радикальнее, ибо требовалась полная органическая реконструкция всей производственной структуры и прежде всего главной производительной силы — трудящегося.
Решение этой грандиозной задачи ЦИТ связывал с развитием науки о труде и управлении производством, которая должна была выявить и сформулировать принципы, а также разработать методы организации, позволяющие коренным образом преобразовать процесс труда из тяжелого ярма для рабочих в положительный творческий процесс. А. Гастев был убежден, что для создания собственной теории необходимо критически переосмыслить теоретические достижения и практический опыт, накопленные в промышленно развитых странах: ученый считал в равной степени недопустимыми не только подобострастное отношение к новейшим западным научным системам, но и абсолютное неприятие этих же знаний. В связи с этим можно отметить, что идейные постулаты ЦИТ сформировались как оригинальная, самобытная, но вместе с этим вобравшая в себя все самое ценное западной управленческой мысли (прежде всего Ф. Тейлора) концепция. Она охватывала в комплексе сферы техники и технологии, биологии, психофизиологии, экономики, истории, педагогики, а также содержала в себе зачатки таких наук, как кибернетика, инженерная психология, эргономика, праксеология, которые получили широкое развитие и распространение в последующие годы. Не случайно сами авторы называли свою концепцию технобиосоциальной.
По мнению Гастева, культурный переворот неотделим от промышленного возрождения России. Поэтому, уничтожение «стихийной распущенности» начинается у автора с физической и бытовой культуры- рационального режима дня, правильного питания, отдыха и движения, затем закрепляется в социально-психологической культуре поведения, искусство владения собой и своими эмоциями, взаимоотношениями, и в результате- подъем общей культуры производства. Трудовая культура начинается с постепенного привыкания к единому, выдержанному темпу работы.
Гастев считал, что на тяжелой, неритмичной работе приобретается больше вредных привычек. По его мнению, русскому человеку не хватает элементарной исполнительской культуры:умения подчиняться.

Памятка- правила А.К.Гастева.
1. прежде чем браться за работу,надо всю ее продумать так, чтобы в голове окончательно сложилась модель готовой работы и весь порядок трудовых приемов. Если все до конца продумать нельзя, то продумать главные вехи, а первые части работы продумать досконально.
2. не браться за работу, пока не приготовлен весь рабочий инструмент и все приспособления для работы.
3. на рабочем месте не должно быть ничего лишнего, чтобы попусту не тыкаться и не искать нужного среди ненужного.
4. весь инструмент и приспособления должны быть разложены в определенном, по возможности раз и навсегда порядке, чтобы все это находить наобум.
5. за работу никогда не надо браться круто, сразу: не срываться с места, а входить в работу исподволь. Голова и тело сами разойдутся и заработают; а если приняться сразу, то и скоро и себя, как говорится, зарежешь и работу запорешь». После крутого начального порыва работник скоро сдает:и сам будет испытывать усталость и работу будет портить.
6. по ходу работы надо иногда усиленно приналечь: или для того, чтобы осилить что-нибудь из ряда вон выходящее или чтобы взять что-нибудь сообща, артельно. В таких случаях, не надо сразу налегать, а сначала приладиться, надо все тело и ум настроить, надо, так сказать, зарядиться: дальше надо слегка испробовать, нащупать потребную силу и уже после этого приналечь.
7. работать надо как можно ровнее, чтобы не было прилива и отлива; работа сгоряча, приступами может портить человека и работу.
8. посадка тела при работе должна быть такая, чтобы и удобно было работать, и в то же время не тратились силы на совершенно ненужное держание тела на ногах. По возможности надо работать сидя.
9. во время работы надо обязательно отдыхать. В тяжелой работе чаще отдыхать и по возможности сидеть, в легкой работе отдышки редкие, но равномерные.
10. во время самой работу не надо есть, пить чай, пить в крайних случаях, только для утоления жажды; не надо и курить, лучше курить в рабочие интервалы, чем во время самой работы.
11. если работа нейдет, то не горячиться, а лучше сделать перерыв, одуматься и применить снова.
12. во время самой работы, особенно когда дело нейдет, надо работу прервать, привести в порядок рабочее место, уложить старательно инструмент и материал, смести сор и снова приняться за работу и опять-таки исподволь, но ровно.
13. не надо в работе отрываться для другого дела, кроме необходимости в самой работе.
14. есть очень дурная привычка после удачного выполнения работы сейчас же ее показать; вот тут обязательно надо «вытерпеть», так сказать, привыкнуть к успеху, смягчить свое удовольствие, а то в другой раз в случае неудачи получится «отравление» воли и работа опротивеет.
15. в случае полной неудачи надо легко смотреть на дело и не расстраиваться, начиная снова работу, как будто в первый раз, и вести себя так, как указано в 11 правиле.
16. по окончании работы надо все прибрать, все положить на определенное место.

Читать еще:  Аппаратчик химводоочистки: должностная инструкция, особенности обучения и отзывы. Обязанности и функции аппаратчика химводоочистки. Согласование программ обучения по железной дороге

Центральный институт труда


Здание на Петровке в котором располагался ЦИТ

Гастев Алексей Капитонович

«Учитывать время – значит дольше жить».

Гастев А.К., Время / Как надо работать.
Практическое введение в науку организации труда,
М., «Экономика», 1972 г., с. 88.

Русский революционер, поэт и учёный. Организовал в 1920 году в Москве Центральный институт труда (ЦИТ).

«Основные линии судьбы Гастева — поэтическое творчество, революционная деятельность, производственный стаж рабочего и организационно-инженерные программы, — по всей видимости, шли рука об руку, параллельно. Пересекаясь, но не мешая друг другу.
Ссылки — это время для занятий литературой и инженерными проектами. В нарымской ссылке он не только шлифует поэтическое мастерство, здесь зарождаются первые мысли о «социальной инженерии».
Ссылки — это также школа профессионального мастерства для революционера. Их было много у Гастева. И после каждой — побег. 1900 г. — первая ссылка, побег, Швейцария, Париж, возвращение в Россию.
Снова ссылка, побег, эмиграция. И так почти двадцать лет нелегальной кочевой жизни. В промежутках между ссылками Гастев устраивается рабочим и овладевает несколькими профессиями, а одной — слесарной — в совершенстве. По существу, он повторяет путь Тейлора и проходит его последовательно: рабочий — инженер — директор. Даже общественно-политическая, лекционная «нагрузка» им выпала практически одинаково большая. Но если Тейлор чаще выступал перед инженерами, бизнесменами и студентами, то Гастев — перед рабочими, крестьянами, а потом уже инженерно-технической интеллигенцией».

Кравченко А.И., Классики социологии менеджмента: Ф. Тейлор и А. Гастев, СПб, «Русский Христианский Гуманитарный Институт», 1998 г., с. 34-35.

«И Гастев и Керженцев были активными деятелями Пролеткульта — организации, задуманной в партийных школах на Капри и в Болонье. Именно там в 1909-1911 годах был поставлен вопрос об отношениях культуры, революции и социализма.
Гастев был ещё и поэтом, автором сборников «Поэзия рабочего удара» и «Пачка ордеров». Его рубленые строфы скандировали со сцены синеблузники; он и сам принимал участие в пролеткультовских инсценировках своей поэзии.
В августе 1920 года Гастев создал то, что называл своим последним художественным произведением, «научной конструкцией и высшей художественной легендой», — Центральный институт труда (ЦИТ).
Его цель — помочь в создании «элементарной культуры привычек, без которых невозможно делать прочную, новую жизнь». Новая культура — это быстрота и точность движений, «ловкое владение телом», «способность неотступно биться». Она формируется производством, фабрикой, которую Гастев представлял «гигантской лабораторией», где машина организует действия рабочего, воспитывает его самодисциплину и интеллект.
Рабочий машинного производства — не просто исполнитель, но и управленец, «директор предприятия, которое известно под именем станка (машины — орудия)». «История, — писал Гастев, — настоятельно требует. смелого проектирования человеческой личности, психологии в зависимости от такого исторического фактора, как машинизм».

Сироткина И.Е., Свободное движение и пластический танец в России, М., «Новое литературное обозрение», 2011 г., с. 111-112.

«Один из самых эксцентричных деятелей ПролеткультаАлексей Гастев, рабочий-слесарь из первых последователей Богданова, ставший поэтом и теоретиком культуры и прославившийся в первые годы революции как «певец стали и машин». После 1920 года он увлёкся применением в повседневной жизни системы организации и интенсификации труда методом хронометрирования движений, разработанной Фредериком Тейлором.
Члены его «Лиги времени», имевшей отделения во всех крупных городах, призывались нигде и никогда не расставаться с часами и вести «хронокарты», куда они записывали бы, как использовалась ими каждая минута суток. В идеале всем полагалось отправляться ко сну и пробуждаться в одно и то же время.
Для экономии времени он предлагал «механизировать речь», заменяя привычные в русском языке длинные выражения более короткими и используя аббревиатуры, за избыточное употребление которых и поныне он несет немалую ответственность.
Вершиной его разгорячённого вдохновения явились идеи о механизировании человека и его жизнедеятельности, в духе экспериментов по хронометрированию, проводившихся в Центральном институте труда, созданном и руководимом им.
Его посещали видения будущего, когда люди превратятся в автоматы, не имеющие своих имён, а только номера, и лишённые личных идей и чувств, чья индивидуальность должна раствориться без следа в коллективном труде: «Вот эта-то черта и сообщает пролетарской психологии поразительную анонимность, позволяющую квалифицировать отдельную пролетарскую единицу как А, Б, С, или как 325, 075 и 0 и т.п. . Это значит, что в его психологии из края в край мира гуляют мощные грузные психологические потоки, для которых как будто уже нет миллиона голов, есть одна мировая голова. В дальнейшем эта тенденция незаметно создаст невозможность индивидуального мышления».
Этот кошмар, в котором один западный историк усмотрел «видение надежды», дал Евгению Замятину материал для его антиутопии «Мы», а Карелу Чапеку для пьесы Р.У.Р., где он впервые ввёл в обиход придуманное им слово «робот».
По странной иронии судьбы, приписываемый капитализму порок, а именно дегуманизация труда, стал идеалом для многих коммунистов.
Пролеткульт быстро развивался, в период своего расцвета в 1920 году он насчитывал 80 тыс. членов и 400 тыс. сочувствующих. На многих заводах существовали его ячейки, действовавшие независимо от партийных организаций».

Ричард Пайпс, Русская революция, в 3-х книгах. Книга 3, Россия под большевиками, 1918-1924, М., «Захаров», 2005 г., с. 374-375.

В 1921 году А.К. Гастев издал книгу по научной организации труда: Как надо работать.

А.К. Гастев развивал идеи А.А. Богданова, И.П. Павлова и Фредерика Тейлора. К сожалению, с ним не сработался и вынужден был уйти из института учёный, опередивший своё время — Н.А. Бернтштейн.

К 80-летию со дня смерти Алексея Гастева

Фоторепродукция: Николай Федоров / «Солидарность»

Десяток ссылок в места отдаленные, десяток поддельных паспортов, долгие годы подполья и слава пролетарского поэта — все это яркие штрихи к портрету Алексея Гастева, создателя научной организации труда. Выставка в Галерее на Шаболовке попыталась раскрыть все грани талантов этого профсоюзного деятеля, чьи заслуги замалчивали после расстрела в годы репрессий.

Читать еще:  Бобер олимпиада по информатике задания. II. Во время конкурса. Задачи и баллы

В московской Галерее на Шаболовке проходит выставка, посвященная деятельности одного из первых крупных профсоюзных деятелей России — Алексея Гастева, создателя НОТ, то есть научной организации труда. Рассказывает (здесь и далее) методист галереи София Михель:

— Подготовка выставки заняла около полугода. Несмотря на известность персоны, в биографии было много пробелов, информация не была систематизирована, пришлось много времени провести в архивах. Среди научных консультантов выставки — Александра Кулаева, которая в Париже пишет книгу про Гастева, и Алексей Ткаченко-Гастев, потомок нашего героя, он предоставил много семейных фотографий и документов.

“СТАРЫЙ РЕВОЛЮЦИОНЕР”

Алексей Капитонович Гастев родился в 1882 году в Суздале, в семье учителя и швеи. Его отец умер, когда мальчику было два года. По окончании городского училища и технических курсов Алексей поступил в Московский учительский институт, но в 1902 году был оттуда исключен за политическую деятельность — “за устройство демонстрации в память 40-летия со дня смерти Добролюбова”.

В 1901 году Гастев вступил в РСДРП и в 1903-м был отправлен в первую ссылку — в Усть-Сысольск Вологодской губернии. Оттуда 10 июня 1904 года он бежал во Францию, где работал слесарем и учился в Высшей школе социальных наук в Париже.

— Его ссылали почти десять раз, и из каждой ссылки он бежал. Исключение — ссылка в Надыме, там бежать было некуда, путь преграждала река. Ссыльные сами искали себе жилье. Ему повезло, он нашел баню, самовар. И там фактически организовал революционный кружок.

От большевиков Гастев ушел к анархо-синдикалистам, участвовал и в кооперативном движении. Был секретарем Объединенного рабочего клуба, журналистом и поэтом. Писал под псевдонимами А. Зорин, И. Дозоров, А.З., А. Зарембо, А. Набегов.

— Какое-то время его даже пытались сделать “главным пролетарским поэтом”, но в итоге Маяковский больше подошел на эту роль.

НАУЧНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ТРУДА

После революции Гастев вышел из подполья, в 1917 — 1918 годах был секретарем Центрального Комитета Всероссийского союза рабочих-металлистов. Работал в управлении заводов Москвы, Харькова, Николаева, активно занимался профсоюзной и культурно-организаторской работой (во Всеукраинском совете искусств).

Универсальный аппарат для тернировки кистевого и локтевого удара. Экспонат выставки

В 1921 году стал создателем и руководителем Центрального института труда (ЦИТ). Гастев выпустил книгу под названием “Как надо работать”, в которой указал, что у большинства граждан нет культуры труда. Самым важным фактором производства он считал человеческий: эффективность организации начинается с личной эффективности каждого человека на рабочем месте, в частности — с эффективного использования времени.

Под культурой труда подразумевалась сноровка, которая достигается тренировками. Поэтому в ЦИТе стали разрабатывать тренажеры для отработки правильных движений — кистевого удара, локтевого удара и т.д. Создали и “образцовое рабочее место” — как образец.

Свои разработки институт возил на международные выставки, в том числе в Париж и Стокгольм.

ИНСТРУКТОРЫ

Кроме того в ЦИТе были созданы курсы инструкторов. Готовились инструкторы по слесарно-кузнечному делу, станочному, монтажному и проч. Подготовленные на курсах инструкторы посылались на предприятия обучать работников. Расцвет практической деятельности ЦИТа пришелся на 1930 — 1934 годы. К тому времен инструкторы института действовали во всех ведущих отраслях народного хозяйства: в машиностроении, металлургии, строительстве, легкой и лесной промышленности, на железных дорогах и автотранспорте, в сельском хозяйстве и даже в Военно-морском флоте.

— Уже к 1929 году этих инструкторов стало очень много. Сейчас считается, что всесоюзные стройки творились просто руками заключенных и стахановцев. А на деле на открывающиеся предприятия посылали инструкторов ЦИТа, которые занимались наладкой рабочих процессов.

ЦИТ разработал методы проектирования организации труда еще на стадии проектирования предприятий — такое было впервые в мировой практике. Объектами проектирования стали десятки крупнейших предприятий страны, в том числе Ростовский завод сельскохозяйственных машин. Харьковский и Сталинградский тракторные заводы, “Уралмашстрой”.

Работа велась в следующем порядке: от разработки организационных стандартов к проектированию на их основе организации труда на рабочих местах, затем к проектированию так называемого рабочего фронта, а затем к построению всей сложной системы организации труда и производства в цехе и на предприятии в целом. Особое значение придавалось проработке вопросов “развертывания” предприятий, доведения его до проектной мощности, обеспечения работниками, их подготовки и производственного обучения.

Центральный институт труда:

— обслуживал больше 400 предприятий и строек;

— подготовил свыше 20 тыс. инструкторов, организаторов производства;

— создал по всей стране около 1700 своих учебных пунктов (баз, цехов), где его инструкторы обучали рабочих рациональным приемам и методам труда;

— на своих базах подготовил больше 500 тыс. рабочих. В частности, для Сталинградского тракторного завода в 1930 году было подготовлено больше 8000 человек;

— обучал специалистов почти по 200 профессиям.

ЦИТ также проводил “трудовые чемпионаты” — прообраз профессиональных конкурсов.

Ступневые шаблоны для пасивной тренировки статики. Экспонат выставки

В 1924 году при Центральном институте труда было организовано акционерное общество “Установка”, занимавшееся внедрением новшеств на предприятиях. По характеру деятельности это АО сравнивают с крупной современной консалтинговой фирмой. Услуги “Установки”, хотя за них нужно было платить, быстро приобрели популярность у большого числа руководителей. У института появились деньги, и через полгода он отказался от государственного финансирования.

— В 1931 году Сталин предложил Гастеву переориентировать работу института в направлении оборонной промышленности и тяжелой промышленности. Гастев отказался. Считается, что это повлияло на дальнейшее отношение к Гастеву и его институту.

Во второй половине 1930-х годов деятельность института подвергается критике. Работы обвиняют в идеализме и методологической нейтральности, в буржуазности. Закрывают все лаборатории по промышленной психотехнике и психофизиологии труда. Сворачивается работа ЦИТа и местных институтов труда, которых в 1920-х годах было больше десятка.

В 1938 году была арестована первая жена Гастева и ряд его друзей, в 1939 году арестовали и его самого. При аресте у него было найдено около десятка паспортов, оставшихся с подпольных времен. Гастев был расстрелян в Коммунарке, а семье сообщили, что он приговорен к десяти годам лишения свободы без права переписки.

Институт перестал существовать в имевшемся виде — в конце 1940 года ЦИТ был перепрофилирован и передан в Наркомат авиационной промышленности (НКАП). В настоящее время правопреемником ЦИТа является Национальный институт авиационных технологий (НИАТ).

— Только в 60-х годах решили возрождать эти традиции и призвали бывших работников в Институт труда. Но, как рассказали посетители выставки, на производстве встречали эти идеи уже со скепсисом, и специалистов НОТ называли “научными организаторами тунеядства”.

Памятка “Как надо работать”

1. Сначала продумай всю работу досконально. План

2. Приготовь весь нужный инструмент и приспособления. Заготовка

3. Убери с рабочего места все лишнее, удали грязь. Чистота

4. Инструмент располагай в строгом порядке. Порядок

5. При работе ищи удобного положения тела: наблюдай за своей установкой, по возможности садись; если стоишь, то ноги расставляй, чтобы была экономная опора. Установка

6. Не берись за работу круто, входи в работу исподволь. Вход в работу

7. Если надо сильно приналечь, то сначала приладься, испробуй на полсилу, а потом уже берись вовсю

8. Не работай до полной усталости. Делай равномерные отдыхи. Режим

9. Во время работы не ешь, не пей, не кури. Делай это в твои рабочие перерывы

10. Не надо отрываться в работе для другого дела

11. Работай ровно, работа приступами, сгоряча портит и работу, и твой характер. Выдержка

12. Если работа не идет, не волнуйся: надо сделать перерыв, успокоиться и снова за работу

13. Полезно в случае неудачи работу прервать, навести порядок, прибрать рабочее место, облюбовать его и снова за работу

14. При удачном выполнении работы не старайся ее показывать, лучше потерпи

15. В случае полной неудачи — легче смотри на дело, попробуй сдержать себя и снова начать работу

16. Кончил работу и прибери все до последнего гвоздя, а рабочее место вычисти. Еще раз чистота и порядок

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector