Что импортирует беларусь. Внешняя торговля Беларуси: почему рост экспорта и радует, и настораживает? Внешнеторговый оборот России и Белоруссии

Внешняя торговля Беларуси: итоги диверсификации и новые риски

Установленный в Беларуси плавающий валютный курс снизил риск высокой инфляции, а торговые связи с основным партнером страны – Россией – за последнее десятилетие только укрепились. Но риски в белорусской экономике все же существуют: белорусские предприятия не успевают модернизировать производство, теряя в конкурентности, а тесные связи с Россией и благоприятные условия поставок российских энергоресурсов могут обернуться торможением социально-экономического роста обеих стран – так считает белорусский экономист Людмила Воронецкая. Специально для портала «Евразия.Эксперт» она проанализировала тенденции внешней торговли Беларуси за последние годы, оценив результаты усилий Минска по диверсификации экспорта и выявив основные риски, с которыми может столкнуться белорусская экономика.

Статистика, статистика

В соответствии с постановлением Совета министров Республики Беларусь №18 от 12.01.2017 г. целевой показатель диверсификации экспорта по странам в 2019 г. должен иметь следующие значения: страны ЕАЭС – 36,6%, ЕС – 31,8%, другие страны – 31,6%. Такое относительно равномерное распределение преследует снижение зависимости Беларуси от внешних вызовов и поиск новых перспективных рынков.

При этом структура белорусского экспорта в январе-мае 2019 г. в географическом разрезе имеет следующий вид: доля в страны ЕАЭС составляет более 40%, в страны ЕС чуть менее 30%, в другие страны – почти 30%.

Экспорт белорусских товаров в государства-члены ЕАЭС за январь-март 2019 г. составил $3,1 млрд (41,0% от общего экспорта товаров Беларуси) и сократился на 3,1%. Экспорт в Россию составил $2,9 млрд (93,8% от белорусского экспорта в ЕАЭС и 38,4% от общего экспорта товаров республики) и сократился относительно первого квартала 2018 г. на 3,0%.

Импорт товаров из государств-членов ЕАЭС за январь-март 2019 г. составил $5,0 млрд (61,9% от общего импорта товаров Беларуси) и сократился на 4,5%. Импорт из России составил $5,0 млрд (99,4% импорта из ЕАЭС и 61,6% общего импорта) и сократился на 4,5%.

Сальдо счета текущих операций платежного баланса Беларуси с Россией за январь-март 2019 г. сложилось отрицательным, и составило $2,8 млрд. Объем внешнеторгового оборота товарами Республики Беларусь с Российской Федерацией за январь-март 2019 г. сократился по сравнению с аналогичным периодом 2018 года на 4,0% – до $7,9 млрд (50,4% внешнеторгового товарооборота Беларуси). Дефицит внешней торговли товарами сложился в размере $2,1 млрд.

Наибольшее отрицательное сальдо наблюдалось по товарным разделам: минеральные продукты – $2,5 млрд и недрагоценные металлы – $300 млн. В то же время значительное положительное сальдо (700 млн) сложилось по продовольственным товарам и сельскохозяйственному сырью.

По данным Национального статистического комитета Беларуси, сальдо торговли товарами с Россией в 2018 г. традиционно отрицательное: ‑$9,7 млрд (‑$6,7 млрд в 2017 г.). В 2018 г. наблюдалось увеличение импорта товаров из России при сохранении экспорта на уровне прошлого года. Наоборот, сальдо торговли услугами Беларуси с Россией положительное: $403,8 млн, однако по сравнению с 2017 г. ($566,1 млн) отмечается его уменьшение. Вторым же после России рынком для белорусского экспорта по значимости является ЕС. Доля ЕС в экспорте Беларуси в 2018 г. составила 30,2% (в 2017 г. 26,8%).

Как менялся список торговых партнеров Минска

По экспорту товаров основными странами-торговыми партнерами Беларуси являются Россия, а также Украина и Великобритания. По импорту – Россия, Китай и Германия. В первом десятилетии XXI в. такими партнерами были Россия, Германия и Украина.

В настоящее время на долю России приходится около 60% белорусского импорта. Доля Китая, хоть и не такая большая, имеет положительный тренд и основания для дальнейшего увеличения. При этом наблюдается перекос в товарообороте Беларуси и Китая в пользу Китая.

Белорусский экспорт с Китаем значительно меньше импорта. Китай закупает в Беларуси преимущественно калийную соль, а завозит в Беларусь в больших объемах свои дешевые и не всегда качественные товары.

Промышленные предприятия Беларуси медленными темпами обновляют оборудование и недостаточно активно внедряют новые технологии. Это снижает конкурентоспособность белорусской продукции. Возрастающая конкуренция со стороны китайской промышленности создает угрозу вытеснения белорусской продукции с рынков ЕС.

Торговые отношения с Россией по сравнению с 2010 г. укрепились еще больше, поскольку за это время увеличилась доля как белорусского экспорта товаров в Россию, так и импорта товаров из России в Беларусь. Однако заметного скачка доли экспорта и импорта товаров Беларуси с Россией в связи с созданием ЕАЭС не отмечается. Это может быть связано с уже сформированными и достаточно тесными торговыми отношениями Беларуси и России на протяжении всего постсоветского этапа развития. Внесло свою лепту и создание Союзного государства Беларуси и России.

В то же время, существующая структура торговли товарами между Беларусью и Россией может совершенствоваться за счет качественного улучшения.

Чем торгует Беларусь

В структуре экспорта Беларуси с Россией более 30% составляют минеральные удобрения; кроме того, относительно велика доля машин, оборудования и транспортных средств, продукции химической промышленности. Почти половина белорусского экспорта в остальные страны СНГ представлена минеральными продуктами. Также можно выделить заметный удельный вес продовольственных товаров, продукции химической промышленности, машин и оборудования.

В страны вне СНГ белорусский экспорт представлен двумя существенными группами товаров. На первом месте минеральные продукты, на втором – продукция химической промышленности. Следовательно, экспорт товаров Беларуси в страны СНГ имеет преимущественно сырьевую направленность.

В структуре импорта Беларуси с Россией около половины составляют минеральные удобрения, также относительно велика доля продукции химической промышленности, машин и оборудования, а также черных, цветных металлов и изделий из них. В структуре импорта Беларуси с другими странами СНГ более 40% составляют продовольственные товары и сельскохозяйственное сырье, со странами вне СНГ около 35% составляют машины, оборудование и транспортные средства.

Со странами вне СНГ велика доля импорта продовольственных товаров и сельскохозяйственного сырья, а также продукции химической промышленности.

Беларусь сильно зависит от мировых цен на сырье и энергоресурсы, от условий торговли энергоресурсами с Россией. Любые внешние шоки в большинстве случаев будут иметь для Беларуси неприятные последствия, поэтому Минску было бы логично обезопасить себя от них хотя бы в некоторой степени. Этого можно достичь благодаря развитию науки и инноваций, увеличению наукоемких производств, развитию высоких технологий. Сложная высокотехнологичная продукция с высокой добавленной стоимостью позволит Беларуси лучше адаптироваться к внешним вызовам.

Торговые риски и как их снизить

Рост импорта из России в первом квартале 2019 г. может быть связан с ростом реальных доходов населения Беларуси, в том числе ростом реальной заработной платы. Экономический цикл Беларуси в настоящее время приближается к пику, что влияет, наряду с внешней конъюнктурой, на экспорт и импорт Беларуси.

В то же время белорусский денежно-кредитный регулятор не допускает существенного увеличения амплитуды экономического цикла и возникновению серьезных дисбалансов в экономике. Положительное влияние на макроэкономическую стабильность оказал переход от фиксированного валютного курса к плавающему валютному курсу (управляемому). В ближайшие пять лет в Беларуси планируется перейти на режим свободно плавающего валютного курса.

Несмотря на возможную волатильность на валютном рынке при плавающем валютном курсе, снижаются риски высокой инфляции, которая создает крайне непредсказуемую экономическую ситуацию и отрицательно влияет на всю экономику, в том числе на внешнюю торговлю.

Со странами СНГ и ЕАЭС Беларуси целесообразно создавать совместные предприятия, кластеры, осуществлять сотрудничество в области IT, науки, образования, медицины, фармацевтики, проводить выставки достижений народного хозяйства с приглашением представителей из стран-партнеров с перспективой заключения двусторонних и многосторонних договоров для дальнейшего взаимовыгодного сотрудничества. Такая политика повлияет на улучшение структуры экспорта и импорта (в виде увеличения доли инновационной продукции) между Беларусью и Россией, Беларусью и другими странами ЕАЭС и СНГ.

Относительная обеспеченность Российской Федерации энергоресурсами и сравнительно благоприятные условия поставок российских энергоресурсов в Беларусь могут стать для обеих стран фактором, тормозящим социально-экономическое развитие.

Анализ структуры экспорта и импорта Беларуси и России подтверждает, что такая угроза существует. Целесообразно в дальнейшем переключиться на диверсификацию экспорта, и снижение не столько в абсолютных значениях экспорта и импорта энергоресурсов в Беларуси и России, сколько снижение доли энергоресурсов в белорусском и российском экспорте за счет увеличения доли в экспорте и импорте высокотехнологичной наукоемкой продукции. Для Беларуси это будет означать снижение зависимости от импортируемых природных ресурсов.

Высокие мировые цены на нефть и газ привели к тому, что сырьевые отрасли стали занимать существенное положение в российской экономике, нефтегазовые доходы стали очень значимой статьей доходов в России. Характерной чертой белорусской экономики являются ее высокая энергоемкость (при достаточно скромном запасе собственных энергоресурсов). Данное обстоятельство определяет структуру белорусского импорта и экспорта. Существенную долю белорусского экспорта и импорта занимают нефть и газ, а также нефтепродукты. Экспорт и импорт этих товарных позиций организован так, чтобы приносить доход Беларуси.

Читать еще:  Что делает методист в техникуме. Должностная инструкция методиста (включая старшего). Необходимые навыки и умения

В то же время, это снижает конкурентоспособность других отраслей промышленности за счет притока в страну нефтедолларов и за счет отсутствия острой необходимости в связи с экспортом энергоресурсов развивать сложные высокотехнологичные производства. Это похоже на симптомы «голландской болезни», которую нельзя допустить в Беларуси и России, поскольку это снижает национальную конкурентоспособность стран в долгосрочной перспективе.

Людмила Воронецкая, белорусский экономист

Что импортирует беларусь. Внешняя торговля Беларуси: почему рост экспорта и радует, и настораживает? Внешнеторговый оборот России и Белоруссии

Президент Белоруссии Александр Лукашенко, подводя итоги визита в РФ, сообщил о том, что страны договорились в течение недели согласовать баланс взаимных поставок сельхозпродукции.

На совещании, прошедшем в Минске по итогам переговоров, состоявшихся в Сочи 21 сентября, Александр Лукашенко сообщил, что было достигнуто полное понимание по вопросу развития сельского хозяйства и известных взаимных претензий по поставкам белорусской сельскохозяйственной продукции в Россию.

Россия остается основным торговым партнером Белоруссии, причем поставки не ограничиваются только сельхозпродукцией.

Беларусь поддерживает торговые отношения более чем с 200 государствами мира.

Важнейшими экспортными позициями являются нефть и продукты нефтепереработки, калийные и азотные удобрения, металлопродукция, грузовые автомобили, тракторы, шины, молочная и мясная продукция, мебель.

В импорте наибольшее место занимают энергоресурсы (нефть и природный газ), сырье, материалы и комплектующее (металлы и изделия из них, сырье для химического производства, части машин), технологическое оборудование.

Ниже мы расскажем о 10 главных торговых партнерах Белоруссии.

Основной торговый партнер Беларуси – Россия: на ее долю приходилось 39,2% белорусского экспорта и около 59% импорта.

С января 2017 г. по январь 2018 г. объем экспорта в Россию составил $922,3 млн, а объем импорта – $1 687,6 млн.

Основная доля российского экспорта в Республику Беларусь приходится на:

• нефть сырая и нефтепродукты сырые, полученные из битуминозных пород (45%)

• нефть и нефтепродукты (кроме сырых), полученные из битуминозных пород, и продукты, в другом месте не поименованные или не включенные, содержащие 70 мас.% или более нефти или нефтепродуктов (2%)

• легкие дистилляты и продукты (2%)

• транспортные средства с двигателем внутреннего сгорания с искровым зажиганием с возвратно-поступательным движением поршня с рабочим объемом цилиндров двигателя более 1500 см3, но не более 3000 см3 (1%)

Республика Беларусь в свою очередь поставляет России:

• легкие дистилляты (4%)

• молоко в порошке, гранулах или в других твердых видах, с содержанием жира не более 1,5 мас.% (3%)

• автомобили-самосвалы, предназначенные для эксплуатации в условиях бездорожья (3%)

• сливочное масло (3%)

• сахар тростниковый или свекловичный и химически чистая сахароза, в твердом состоянии (2%)

• прочие отруба, необваленные (2%)

• моторные транспортные средства для перевозки грузов с полной массой транспортного средства более 20 т (2%)

• молоко и сливки с содержанием жира более 1 мас.%, но не более 6 мас.% (1%)

• мебель деревянная (1%)

2. Великобритания

Увеличился товарооборот с Соединенным Королевством (на $178,4 млн). С января 2017 г. по январь 2018 г. объем экспорта в Великобританию составил $346,8 млн, а объем импорта — $16,2 млн. Доля Великобритании в общем товарообороте Белоруссии – 7%.

Ведущие позиции экспорта из Беларуси в Великобританию: нефтепродукты, продукты перегонки каменноугольной смолы, битумные смеси, удобрения калийные и азотные, строительная арматура, мебель, необработанный свинец, женская верхняя одежда, устройства на жидких кристаллах, бинокли и монокуляры, рентгеновская аппаратура.

Ведущие позиции импорта из Великобритании в Беларусь: двигатели внутреннего сгорания, поставляемые для комплектации на белорусские предприятия машиностроительной отрасли, воздушные насосы, дорожная и строительная техника, трансформаторы, гербициды, химические соединения, полимеры и смазочные материалы, лекарственные средства, а также рыба мороженная, прочие пищевые продукты, крепкие спиртные напитки, медицинские материалы и оборудование.

Товарооборот с Украиной увеличился на 24,3% и составил $329,2 млн, сальдо внешней торговли сложилось положительное, величиной $120 млн. Экспорт увеличился на 15,8%, импорт увеличился на 47,3%.

С января 2017 г. по январь 2018 г. объем экспорта составил $224,6 млн, а объем импорта — $104,6 млн.

Доля Украины в общем товарообороте Белоруссии – 6,3%.

Основа белорусского экспорта в Украину – нефтепродукты, занимающие более половины от общего объема поставок.

Среди других товаров, которые Беларусь продает Украине, – калийные удобрения, тракторы и сельхозтехника, шины, металлопродукция, холодильники и морозильники, пластмассовая тара, чулочно-носочные изделия, части и оборудование для автомобилей и тракторов, полимеры этилена, кордные материалы, синтетические волокна, продукты.

Из Украины на рынок Белоруссии идут прежде всего пищевое сырье и продукты питания. Самой крупной позицией белорусского импорта из Украины стали соевые бобы.

Украинские соевые бобы в Беларуси перерабатываются с последующим экспортом соевого масла и отходов отжима в Россию.

С января 2017 г. по январь 2018 г. объем экспорта составил $40,4 млн, а объем импорта — $246,7 млн.

Доля Китая в общем товарообороте Белоруссии – 5,5%.

Белорусский экспорт в Китай: шерсть нечесаная, молочная сыворотка, кожа, лесоматериалы необработанные, электронные интегральные схемы, лен-сырец или лен обработанный, носители информации, изделия из камня или других минеральных веществ, полиамиды, калийные удобрения.

Белорусский импорт из Китая: аппаратура связи и части к ней, вычислительные машины для автоматической обработки информации, части и принадлежности для автомобилей и тракторов, железнодорожные локомотивы электрические, металлоконструкции из черных металлов, ткани из синтетических комплексных нитей, части к принимающей и передающей аппаратуре, чулочно-носочные изделия, трансформаторы электрические, соединения гетероциклические, содержащие атомы азота.

5. Германия

С января 2017 г. по январь 2018 г. объем экспорта составил $113,1 млн, а объем импорта — $122,7 млн.

Доля Германии в общем товарообороте Белоруссии – 4,5%.

В первую пятерку наиболее востребованных в Германии белорусских товаров вошли сырая нефть, включая газовый конденсат, горячекатаные прутки из нелегированной стали, продольно-распиленные материалы, легковые автомобили и мебель.

В топ-5 импортных товаров вошли лекарственные средства, расфасованные для розничной продажи, части и принадлежности для автомобилей и тракторов, прицепы и полуприцепы, жидкостные насосы, электрические машины и аппаратура специального назначения.

С января 2017 г. по январь 2018 г. объем экспорта составил $98,5 млн, а объем импорта — $91,7 млн.

Доля Польши в общем товарообороте Белоруссии – 3,6%.

В структуре польского экспорта в Беларусь доминируют сельскохозяйственная продукция – 27%, машины и оборудование – 24,2%, химическая продукция – 21,1%, металлоизделия – 8,4%, т. е. всего более 80% всех поставок в вашу страну.

В структуре польского импорта из Беларуси на протяжении многих лет также доминируют 4 группы товаров: минеральные продукты – 28%, химическая продукция – 23,3%, древесина и изделия из нее – 20,3%, черные металлы и изделия из них – 12,8%. На названные группы приходится почти 85% всего белорусского экспорта в Польшу.

7. Нидерланды

С января 2017 г. по январь 2018 г. объем экспорта составил $159,4 млн, а объем импорта — $14,9 млн.

Доля Нидерландов в общем товарообороте Белоруссии – 3,3%.

Белорусский экспорт в Нидерланды: продукция химического и нефтехимического комплекса, металлопродукция, лесоматериалы и продукция деревообработки, мебель, льняные ткани.

Белорусский импорт из Нидерландов: тракторы и седельные тягачи, приборы и устройства, применяемые в медицине, вакцины и сыворотки из крови, лекарственные средства, продукты для кормления животных, оборудование для производства пищевых продуктов, оборудование для сельского хозяйства и садоводства, одежда б/у, цветы, луковицы, овощи и фрукты.

С января 2017 г. по январь 2018 г. объем экспорта составил $101,0 млн, а объем импорта — $20,0 млн.

Доля Литва в общем товарообороте Белоруссии – 2,3%.

Основу экспорта составляет продукция нефтехимического комплекса (нефтепродукты, полимеры этилена); удобрения; черные металлы (прутки из нелегированной стали, проволока); древесина и изделия из нее; жиры и масла животного или растительного происхождения, оборудование.

Беларусь в основном импортирует из Литвы котлы, оборудование и механические устройства; пластмассы и изделия из них; электрические машины и оборудование, бумагу и картон.

С января 2017 г. по январь 2018 г. объем экспорта составил $19,8 млн, а объем импорта — $68,2 млн.

Доля Турции в общем товарообороте Белоруссии – 1,7%.

Основные позиции белорусского экспорта в Турцию: калийные удобрения, акрилонитрил, синтетические волокна и нити, стальные полуфабрикаты и проволока, льняные ткани, сливочное масло, сухое молоко.

Основные позиции турецкого импорта: сельхозпродукция (главным образом сезонная или некультивируемая в Республике Беларусь), трикотажные полотна и ткани, синтетические нити, одежда и обувь, части и принадлежности для автотракторной техники.

Наибольший удельный вес в экспорте и импорте услуг занимают транспортные услуги. Также осуществляется взаимная торговля компьютерными, телекоммуникационными, туристическими услугами.

С января 2017 г. по январь 2018 г. объем экспорта составил $25,2 млн, а объем импорта — $28,3 млн.

Доля США в общем товарообороте Белоруссии – 1%.

Основными товарными позициями белорусского экспорта в США являются калийные удобрения, металлопродукция, рентгеновская аппаратура, устройства на жидких кристаллах, мебель, азотные удобрения, льняные ткани, стекловолокно, продукция деревообработки, кондитерские изделия, консервированная рыба.

Полюса белорусского внешнеторгового «глобуса»: Россия и Евросоюз

10 июля 2018 в 11:50
Юрий Дракохруст / TUT.BY

Если говорить о внешней торговле, то картина именно такова: есть только два гиганта, два «полюса», все остальные, по большому счету, мелочь. Другие лидеры мировой экономики — США, Китай, Япония — в товарообороте Беларуси — карлики. И это не только сейчас — эта ситуация остается неизменной много лет.

Читать еще:  Штрафы за неуплату в пенсионный фонд ип. За неуплату взносов в срок штраф платить не нужно. Что грозит если не уплатить вовремя взнос

Юрий Дракохруст, обозреватель белорусской службы «Радио Свобода». Кандидат физико-математических наук. Автор книг «Акценты свободы» (2009) и «Семь тощих лет» (2014). Лауреат премии Белорусской ассоциации журналистов за 1996 год. Журналистское кредо: не плакать, не смеяться, а понимать. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Доли России и Евросоюза во внешней торговле Беларуси

  • На графике в торговле с ЕС учтены и страны, которые вступили в союз в 2004, 2007 и 2013 годах.
  • Источники: Белстат, Всемирный банк

Суммарная доля РФ и ЕС во внешней торговле Беларуси на протяжении 20 лет колебалась в районе 75−80%. На графике видны и изменения тенденций, точка перегиба — середина нулевых годов, 2004−2005 годы. До них товарооборот с Россией был примерно на 10 процентных пунктов выше, чем после.

В торговле с ЕС очевиден неуклонный рост с 1997 года до той же точки перегиба 2004−2005-х, потом до кризиса 2008−2009 гг. — плато, стабильная треть, приходящаяся на ЕС, после кризиса — понижающийся тренд, в последние годы — фактически возвращение в смысле доли на 20 лет назад.

Однако эти общие доли в товарообороте в определенной степени скрадывают, скрывают существенно разные тенденции, которые имели место в роли РФ и ЕС отдельно в экспорте и импорте Беларуси.

Доли России и Евросоюза в экспорте и импорте Беларуси

  • На графике в торговле с ЕС учтены и страны, которые вступили в союз в 2004, 2007 и 2013 годах.

Источники: Белстат, Всемирный банк

Что действительно мало менялось, так это доля ЕС в импорте Беларуси. 20 лет назад она была на 5−7 процентных пунктов выше, чем сейчас, с начала тысячелетия она практически не менялась, оставаясь в районе 20%.

Доля России в импорте была менее стабильной, налицо заметный «горб», рост этой доли примерно на 10 процентных пунктов с последующим снижением до показателей, которые имели место в конце прошлого столетия.

А вот в чем наблюдается резкая и очень существенная динамика, так это в экспорте, в долях в нем белорусских «полюсов». По сравнению с 1997 годом доля ЕС в белорусском экспорте взлетела более чем в три раза, в 2005−2009 годах доля ЕС в экспорте превосходила долю России, причем заметно. При этом доля России в экспорте неуклонно падала фактически до 2009 года. Мировой кризис 2008−2009 годов означал смену тенденций, доля экспорта в ЕС пошла вниз, хотя и с колебаниями, доля России в экспорте — вверх, хотя тоже с резкими колебаниями.

Доля некой страны или союза стран в торговле Беларуси характеризует скорее «вес» этой другой страны или союза стран, а не собственно динамику взаимной торговли. Динамику лучше показывают абсолютные цифры, экспорт и импорт в миллионах долларов.

Торговля Беларуси с Россией и Евросоюзом

  • На графике в торговле с ЕС учтены и страны, которые вступили в союз в 2004, 2007 и 2013 годах. Источники: Белстат, Всемирный банк

Последний график показывает две интересные особенности, которые не так ярко видны на графиках долей. Первая особенность — роль двух кризисов, первого — мирового, 2008−2009 годов, второго — локального, связанного с резким падением цены на нефть. В 2009 году просел экспорт в РФ, а экспорт в ЕС — рухнул. И второе падение экспорта: в ЕС — в 2013 году, в РФ — в 2015 году, после девальвации в РФ и в Беларуси.

А вторая особенность заключается в том, что все 4 показателя менялись достаточно согласованным образом. До 2008 года все они в принципе равномерно росли, правда, импорт в Россию все больше превышал экспорт, а экспорт в ЕС все больше превышал импорт. Ну, а в 2009 году начался «танец драконов», хотя тоже в достаточно высокой степени согласованный, экспорт в Россию, импорт из нее и экспорт в ЕС «танцевали» в последние годы примерно одинаково.

Последняя особенность показывает, что торговля Беларуси хоть с Россией, хоть с ЕС есть функция от состояния экономики Беларуси и мировой конъюнктуры, меняются они — меняются и объемы торговли с основными торговыми партнерами, причем в одном и том же направлении.

Впрочем, можно наблюдать и различия. Хотя некоторые из них подтверждают описанные выше особенности.

Сальдо торговли Беларуси с Россией и Евросоюзом

  • На графике в торговле с ЕС учтены и страны, которые вступили в союз в 2004, 2007 и 2013 годах.

Источники: Белстат, Всемирный банк

Первое впечатление от графика: торговля с Россией — со стабильным дефицитом, с ЕС — как правило, с профицитом. При этом сальдо торговли с Россией и ЕС до все той же переломной точки 2004 года друг друга примерно компенсировали. 2008−2010 годы — самый большой разрыв между дисбалансами, в эти годы разница между абсолютным значением отрицательного сальдо в торговле с Россией и абсолютным значением положительного сальдо в торговле с ЕС составляло гигантские для Беларуси 6−8 миллиардов долларов. К 2016 году эта разница снизилась до «скромного» значения 4,3 миллиарда долларов.

Анализ динамики международной торговли на больших временных интервалах сильно снижает накал катастрофических прогнозов: все рушится, зависимость нарастает, завтра крах. Графики, отражающие процессы, охватывающие 20 лет, скорее склоняют к экклезиастовскому: «Нет ничего нового под солнцем».

Росла доля Европы в экспорте, а потом — России, а потом обе снижались. Кризисы, причем мировые или региональные, ломали тенденции, которые потом выравнивались.

В спорах о внешней торговле Беларуси часто приводится аргумент, согласно которому она такая, потому что Беларусь покупает у России нефть и газ по субсидированным ценам, отсюда, мол, и весь экспорт в Европу. Поднимет Россия цену на энергоносители, и картина мгновенно изменится.

Отрицать роль дешевых энергоносителей не приходится. Но динамика на протяжении 20 лет, на мой взгляд, показывает, что роль этого фактора тоже не следует преувеличивать. Были и «торговые войны», и резкие повышения цен на энергоносители, по-разному в Москве смотрели на экономическое сотрудничество с Беларусью. Это имело последствиями колебания показателей торговли как с Россией, так и с ЕС. Но колебания, а не долговременные обвалы или взлеты.

Раз за 20 лет Россия не поменяла условия торговли (не захотела или не смогла), чтобы кардинально поменять результаты торговли, то весьма вероятно, что и не поменяет. Не захочет или не сможет.

Оно, конечно, все когда-то случается в первый раз. Ну вот тогда, может, и придет время бить в набат.

На мой взгляд, по крайней мере данные о внешней торговле свидетельствуют о живучести белорусской экономики. Из кризисов она с большими сложностями, но все же выкарабкивается.

Ну, а полюсами, главными «магнитами» для Беларуси, судя по всему, еще долго останутся все те же — Россия и Европа.

Внешняя торговля Белоруссии: очередная «диверсификация», очередной провал

Желание белорусских чиновников диверсифицировать потоки внешней торговли республики за счет стран так называемой «дальней дуги» (Азия и Океания, Африка, Ближний Восток и Латинская Америка) известно уже много лет. В 2016 году «Программой социально-экономического развития» и «Программой поддержки и развития экспорта на 2016−2020 годы» властями Белоруссии была определена цель обеспечения равного распределения экспорта белорусских товаров на рынках ЕАЭС — ЕС — стран «дальней дуги». Однако за два последних года республика не только не приблизилась к заветной для нее цели, но и, наоборот, постепенно от нее удаляется: если в 2015 г. это соотношение составляло соответственно 41 — 32 — 27% в товарообороте Белоруссии, то к концу 2017 года стало 56 — 22 — 22%. И поэтому совсем не удивительно, что белорусские чиновники снова отправились в поездки по весьма экзотическим странам, экономический эффект от сотрудничества с которыми, по мнению большинства экономистов, крайне сомнительный.

Одной из таких последних поездок стал визит управляющего делами президента Белоруссии Виктора Шеймана в Зимбабве. Во время своего отчета Александру Лукашенко Шейман уверенно убеждал президента в том, что в Зимбабве, Судане, Мозамбике, Конго и Экваториальной Гвинее в скором времени белорусские геологи начнут искать нефть, а Белоруссия войдет на рынок африканских стран и сможет достичь с ними товарооборота в $ 3 млрд. При этом он не упомянул о том, что за последние десять лет, несмотря на громкие заявления, крупномасштабной добычи нефти Белоруссии не удалось наладить практически нигде: ни в Венесуэле, ни в Иране, ни в Эквадоре, ни даже в Российской Федерации — а объёмы поставок белорусской продукции в страны «дальней дуги», в том числе и в Африку, по-прежнему далеки от желаемых.

Несмотря на формальное «восстановление» белорусской экономики и наметившийся рост в 2017 году по отношению к явно провальными 2015−2016 годами, внешняя торговля республики продолжает показывать свою высокую зависимость от России. За 2015−2017 гг. доля России во внешнеторговом обороте Белоруссии увеличилась с 48,5 до 51,3%. Более того, если посмотреть на экспортную составляющую белорусской торговли, то ситуация в ней, с точки зрения диверсификации торговых потоков, выглядит совсем неубедительно: из общего объема белорусского экспорта в 2017 году на долю стран ЕАЭС пришлось 46,5% (из них на долю Российской Федерации — 43,9%), а крупнейшими покупателями белорусской продукции, кроме России, стали Украина, Великобритания, Германия, Нидерланды, Польша, Литва, Казахстан, Бразилия (за счет масштабных поставок калийных удобрений) и Китай. При этом основные объемы импорта пришлись на Россию, Китай, Германию, Польшу, Украину, Турцию, Италию, США, Литву и Нидерланды. Примечательно, что самый значимый прирост экспорта был зафиксирован именно с Зимбабве, куда летал с визитом Шейман — в 86 раз ($ 19 млн). Из тех же стран «дальней дуги», с которыми в 2017 году Белоруссии действительно удалось значительно нарастить свой экспорт, можно выделить лишь Анголу (с $ 40,3 млн до $ 73 млн.), Венесуэлу (с $ 2 до $ 10 млн), Камбоджу (с $ 0,3 млн до $ 7,1 млн), Ливан (с $ 0,3 до $ 10,9 млн.) и Оман (с $ 0,7 млн до $ 3,5 млн). Правда, в то же время импорт из Ливана вырос в три раза ($ 92,4 млн), в 12 раз — из Мадагаскара ($ 23 млн), в 15 раз — из Ирана ($ 81,8 млн), в 30 — из Йемена ($ 69 млн). Даже из этой небольшой выборки очевидно, что суммы, которыми оперируют белорусские власти на направлении «дальней дуги», выглядят довольно смешными, если не брать в расчет Китай и Турцию, которые присутствуют в первой десятке внешнеторговых партнеров Белоруссии. Однако и здесь, как показывает последняя статистика, ситуация для республики выглядит не самым благоприятным образом.

Читать еще:  Чем отличается сжатый газ от сжиженного газа. Сжатие и разрежение газов. Химический состав газа. Применение

Согласно Белстату, экспорт в Китай в 2017 году составил всего $ 362,7 млн, при этом импорт из этой страны вырос до $ 2,743 млрд. В итоге отрицательное сальдо для Белоруссии с КНР (-$ 2,381 млрд) по своей величине стало вторым после России (- $ 6,764 млрд). Схожая ситуация сложилась и в отношении Турции, которая в 2017 году нарастила в республику поставки овощей и фруктов и в итоге стала источником третьего по величине отрицательного для Белоруссии сальдо (-$ 673 млн).

Несмотря на столь неоднозначные результаты диверсификации, белорусские власти не теряют оптимизма и считают, что в 2018 году, благодаря, в первую очередь, дипломатии, они смогут активизировать экономические отношения со странами «дальней дуги», освоить новые рынки, наконец-то диверсифицировать торговлю товарами и услугами, а также привлечь в республику оттуда иностранные инвестиции. При этом известно, что в Белоруссию сегодня не слишком охотно вкладывают даже развитые страны мира. Для примера можно вспомнить нежелание инвестировать в белорусскую экономику даже Китая, который с удовольствием выдает Минску связанные кредиты, но на большее пока не идет. Например, недавно стало известно, что переданный еще в 2017 году китайским партнерам пакет предложений по инвестированию в белорусские предприятия оказался Пекину не интересен. Перечень включал 20 акционерных обществ, в том числе ОАО «Горизонт», «Витязь», «Могилевхимволокно», МТЗ, «Гомсельмаш», ОАО «БАТЭ» — управляющая компания холдинга «Автокомпоненты» и т. д., а также два республиканских унитарных предприятия и инвестпроект по строительству ГЭС на реке Западная Двина. В Китае отказались принимать какие-либо активные действия по белорусским предложениям, ограничившись лишь заинтересованностью.

Что же касается общего числа инвестиций, то на фоне нестабильной белорусской экономики, скандалов, связанных с «национализацией» предприятий, принадлежащих иностранным инвесторам, а также отсутствия реформ, они с каждым годом неуклонно падают. За 2017 год объем прямых иностранных инвестиций на чистой основе сократился на $ 60 млн по сравнению с 2016 годом (почти на 5%) и составил всего $ 1,2 млрд.

Белорусские чиновники не раз пытались оформить свои желания в долгосрочные программы, о результатах которых в последствии старались никогда не говорить. И в отношении диверсификации внешней торговли ситуация складывается аналогично. Например, еще в октябре прошлого года Совмин Белоруссии довел до госорганов и подведомственных предприятий целевые объемы экспорта товаров в страны Евросоюза на 2018−2020 годы. Планируется, что на 2018 год объем экспорта в ЕС будет на уровне $ 5,5 млрд, на 2019 — $ 5,9 млрд, на 2020 — $ 6,2 млрд. При этом расчеты белорусских чиновников строятся в основном на цене на нефть и объемах ее поставок из России, с которыми, как известно, в последние годы у Минска периодически возникают серьезные проблемы. Половина планируемого дохода от торговли с ЕС приходится на предприятия нефтехимического комплекса, остальное на Минпром и Белорусскую калийную компанию. О каком-то значительном весе «гордости» республики — мясомолочной продукции, речи в данном случае не ведется, так как ей отведено место в «экспансии» белорусских товаров на рынки все тех же стран «дальней дуги». Это подтверждается как официальной статистикой, так и высказываниями белорусских чиновников. Например, 6 марта 2018 года посол Белоруссии в Китае Кирилл Рудый заявил, что в нынешнем году поставки белорусской мясомолочной продукции в Китай могут вырасти в разы, и «это будет прорыв»: «В 2017 году были поставки на $ 15 млн, в 2016-м — на $ 5 млн. Если мы реализуем мясомолочной продукции на $ 114 млн, под которыми подписались, это будет прорыв». Возможно, посол и прав, так как в 2017 году белорусская молочная отрасль действительно добилась определенных успехов в вопросе диверсификации экспорта. И наибольшее внимание Минсельхозпрод уделял продвижению продукции именно на китайский рынок, а также в Турцию. К тому же в страны «дальней дуги» к концу 2017 году было отправлено относительно большое количество белорусского сухого молока: 820 т экспортировано в тот же Китай, 1420 т — в Монголию, 900 т — в Оман, 570 т — в Саудовскую Аравию, 500 т — в Турцию, 475 т — в Катар. И эти поставки на альтернативные рынки позволили определенным образом компенсировать недобор на российском направлении.

Видимо, воодушевленные таким «прорывом» в поставках сельхозпродукции, белорусские чиновники создали очередной документ, который пророчит скорейшую диверсификацию торговли республики. Правда, даже согласно ему, экспорт в страны «дальней дуги» не выглядит впечатляющим. Так, по проекту Национальной программы поддержки и развития экспорта на 2016−2020 годы («Экспорт Белоруссии»), размещенном министерством иностранных дел для общественного обсуждения еще в феврале 2018 года, предполагается увеличить удельный вес экспорта белорусских товаров на новые рынки «дальней дуги» в общем объеме экспорта товаров с 5,8% в 2016-м до 10% в 2020 году, а рост удельного веса экспорта услуг в общем объеме экспорта товаров и услуг — до 25%. Здесь же поясняется, что к новым перспективным рынкам стран «дальней дуги» относятся страны мира, за исключением ЕАЭС, СНГ, ЕС, Бразилии, Венесуэлы, Вьетнама, Грузии, Индии, Китая, Кубы, Монголии, Нигерии, Пакистана, США и ЮАР. Хотелось бы отметить, что подобные исключения стран, входивших ранее в список «дальней дуги», свидетельствуют о том, что белорусские чиновники фактически признали, что с вышеуказанными государствами на сегодня достигнут предел в экономических взаимоотношениях в рамках проекта диверсификации торговли.

В конце 2017 года Александр Лукашенко заявил, что в 2018 году он точно побывает в Америке.»Там у нас есть немало вопросов, нас приглашают минимум пять государств. И мы обязательно там должны побывать, чтобы, прежде всего, наладить торгово-экономические отношения, которые всегда являются фундаментом», — сказал он. Правда, до сих пор так и неизвестно, о каких странах тогда шла речь. Скорее всего, это Венесуэла, Бразилия или Куба, но никак не США или Канада. Учитывая то, что в указанном выше проекте «Экспорт Белоруссии» эти латиноамериканские страны оказались вычеркнуты из списка стран «дальней дуги», становится непонятно, ради чего главе государства направляться туда для «налаживания торгово-экономических связей». Ведь, по мнению белорусских чиновников, эти связи уже налажены и продолжают активно развиваться. По всей видимости, ответ в данном случае очевиден — ничего из того, о чем так много и громко заявляют в последнее время в официальном Минске, на самом деле не работает. Можно вспомнить, сколько оптимистических заявлений было сделано после поездок белорусских официальных делегаций в Индонезию, Сингапур, Пакистан и другие страны из списка «дальней дуги». Однако, по большому счету, положение дел эти визиты и многочисленные «договора о сотрудничестве» так и не изменили. Главной проблемой в данном случае для Белоруссии является то, что подавляющее большинство стран из вышеозначенного списка не могут принести серьезной пользы внешней торговле республики в силу неразвитости собственных экономик.

Исходя из сложившейся ситуации, можно констатировать, что нынешние заявления белорусских чиновников о возможности резкого прорыва на иных, кроме традиционных, направлениях внешнеэкономической деятельности республики, выглядят несостоятельно. У Белоруссии на настоящий момент нет серьезных предложений для стран «дальней дуги», которые могли бы их заинтересовать, кроме калийных удобрений. Остальная продукция, например мясомолочная, которую хотели бы продавать белорусские чиновники на рынках той же Африки или Латинской Америки, не сможет внести существенный вклад в развитие экспорта Белоруссии не только по причине удаленности данных рынков, но и из-за невысокой конкурентоспособности белорусской продукции в данных регионах. В связи с этим, Россия и страны СНГ по-прежнему останутся главными покупателями белорусских товаров, по крайней мере, до того времени, пока не смогут полностью заменить их собственными аналогами.

Западная редакция EADaily

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector