Страны экспортеры угля. Экспорт угля из России: плюсы для экономики страны. Месторождения каменного угля в России

Уголь России и мира: производство, потребление, экспорт, импорт

Приоритетным направлением для российской угольной отрасли в настоящее время является экспорт угля — в 2017 году объем экспортных поставок впервые в истории превысил объем внутренних поставок. В ближайшей перспективе прогнозируется дальнейший рост российского угольного экспорта. И на сегодняшний день важно понимать положение отечественной отрасли относительно основных стран-конкурентов, а также роль и место российского угля на мировом рынке ТЭР.

Мировое производство угля

На сегодняшний день в мировой угольной промышленности наметилась настораживающая тенденция к сокращению объемов добычи угля. В 2013 году мировая угольная отрасль достигла своего исторического максимума — объем добытого угля в мире в указанном году составил 8270,9 млн тонн. И с этого момента угольное производство на международной арене начало постепенно сокращаться. В 2017 году оно составило уже 7727,3 млн т (–543,6 млн т к уровню 2013 года, или 93,4%). Причем эта тенденция отмечена практически во всех регионах мира, за исключением Южной Америки и Африки, где за этот период производство осталось на прежнем уровне и даже несколько выросло.

Рис. 1. Производство угля крупнейшими странами-углепроизводителями в 2017 году, млн тонн (Мировая добыча угля — по данным BP Statistical Review of World Energy, June 2018, добыча угля в России — по данным ФГБУ «ЦДУ ТЭК»)

В промышленных масштабах добычу угля в мире осуществляют более 60 стран, в то же время на долю 10 перечисленных в табл. 1 государств приходится 90,0% объема мировой угледобычи. Кроме этих стран, ни одно государство в мире сегодня не добывает более 100 млн т угля в год, и в этом престижном клубе Россия занимает уверенное 6‑е место.

На протяжении последних 20 лет развитие угольной отрасли мировых лидеров менялось разнонаправленно. В большинстве стран отмечен существенный рост добычи угля. Наибольший темп роста угольного производства за рассматриваемый период зафиксирован в Индонезии (более 10 раз). Также нарастили объемы добычи угля Китай (в 2,5 раза), Австралия и Индия (более чем в 2 раза), Россия (в 1,5 раза), ЮАР и Казахстан (в 1,2 раза).

Ряд мировых лидеров объемы добычи угля сократил: США и Германия — почти на 30%, Польша — на 65%. Причины сложившейся ситуации различны. В США в связи с началом промышленной добычи сланцевого газа большая часть предприятий электроэнергетики отказалась от использования угля и перешла на газовое топливо, вследствие чего спрос на уголь здесь резко упал. Европейские угледобытчики, Германия и Польша, вынуждены сокращать объемы производства под давлением Евросоюза, выступающего за сокращение вредных выбросов от сжигания угля с целью защиты окружающей среды, что негативно сказывается на состоянии экономики отельных стран — членов Евросоюза (в Польше, к примеру, более 90% электроэнергии до последнего времени производилось на угольных ТЭС). Кроме того, здесь достаточно сильно влияние экологической организации Greenpeace, также выступающей с природоохранных позиций.

Добыча угля в России

Несмотря на мировые тенденции, производство угля в России на протяжении последних лет неуклонно возрастает. В известной степени этому способствует спрос на российскую угольную продукцию на мировом рынке.

В 2017 году добыча угля впервые в истории современной России превысила показатель 400 млн т угля в год. Общепризнанным лидером в отрасли является «СУЭК», предприятия которого добывают уголь на всем протяжении от Кузбасса до Дальнего Востока. Добыча угля в компании второй год подряд превышает 100 млн тонн. К крупнейшим угольным компаниям России относятся также «Кузбассразрезуголь», «СДС-Уголь», «Распадская угольная компания» («РУК»), «Востсибуголь».

Перспективы дальнейшего роста объемов добычи угля в России связаны, прежде всего, с инвестиционной привлекательностью предприятий отрасли. Общий объем инвестиций в основной капитал предприятий в 2017 году превысил 100 млрд рублей. Ежегодный прирост производственных мощностей составляет около 10 млн т угля в год. Кроме того, благоприятная конъюнктура мирового угольного рынка обеспечивает сбыт прироста угледобычи на экспорт.

Потребление угля
Мировое угольное потребление год от года росло и достигло в 2014 году своего исторического максимума 3889,4 млн т н.э. Однако в дальнейшем потребление угля в мире начало снижаться темпами в 50–100 млн т н.э. в год. Наметившаяся негативная тенденция продолжается и в настоящее время. Следует, однако, отметить, что сокращение угольного потребления происходит не повсеместно, целый ряд государств продолжает наращивать потребление угля.

Среди крупнейших стран-потребителей угля Россия занимает пятое место в мире. Безусловным лидером здесь является Китай, обеспечивающий более половины мирового потребления. Всего же на долю первой десятки крупнейших углепотребителей приходится более 85% объема мирового потребления.

Потребление угля крупнейшими потребителями изменяется по‑разному. Рост потребления отмечается в Индии, Японии, Республике Корея, Индонезии. Сокращается потребление угля в Германии, Польше и других странах ЕС.

Отказ от использования угольного топлива многими энергосистемами США вызвал непредсказуемые последствия. Аномально низкие температуры зимнего периода 2017–2018 годов привели к повышенному расходу топлива на ТЭС, что, в свою очередь, привело к его дефициту. В этих условиях единственным эффективным решением стала срочная закупка сжиженного газа российского производства с целью недопущения снижения производительности энергосистем в экстремальных климатических условиях. Данный инцидент подтвердил, что списывать угольное топливо «в запас» пока рановато.

В России производство и потребление угля развивается также разнонаправленно. Если объем производства в последние годы постоянно растет, то потребление в стране сокращается в соответствии с общемировыми тенденциями.

Рис. 2. Мировое потребление угля, млн тонн н.э. (По данным BP Statistical Review of World Energy, June 2018)

Мировой экспорт угля

В 2017 году экспорт угольной продукции осуществляли более 80 государств, суммарный объем экспорта по всем видам углей составил 1072,2 млн т угля. Общая рыночная стоимость мирового экспорта за 2017 год превысила $105 миллиардов.

На сегодняшний день доля мировых поставок угля от объема его добычи относительно невелика и составляет всего около 15%. Это свидетельствует о том, что большинство добываемого угля (более 80%) используется угледобывающими странами все‑таки для собственных нужд. Однако некоторые государства направляют на экспорт больше половины добытого угля: Колумбия — 92,1%, Австралия — 79,3%, Индонезия — 71,6%, Канада — 50,2%. Следует отметить, что не все эти страны относятся к крупнейшим мировым углепроизводителям.

Из Рис. 3 видно, что сценарий развития угольного экспорта в целом повторяет изменение объемов добычи и потребления угля в мире — рост объемов до 2013 года с последующим незначительным снижением, однако это касается не всех участников мирового угольного рынка. Первая пятерка крупнейших угольных экспортеров несмотря ни на что наращивает объемы угольного экспорта. Это означает, что спрос на угольную продукцию в целом на мировом рынке не снижается.

Из Рис.3 следует также, что объем мирового угольного экспорта (каменный уголь) за последние 20 лет увеличился почти в 3 раза, в то время как добыча угля в мире за указанный период увеличилась только в 1,7 раза. Таким образом, темпы роста угольного экспорта значительно опережают темпы роста добычи угля.

Следует отметить, что и рыночная стоимость мирового угольного экспорта изменялась непропорционально его объему — при росте объема мирового угольного экспорта за последние 20 лет в 3,3 раза его стоимость возросла в 4,5 раза. Это объясняется общемировым ростом цен на энергоносители. Однако, поскольку в последние годы объем мирового угольного экспорта начал сокращаться, последовало и сокращение его рыночной стоимости.

На долю представленных в Табл. 6 десяти стран по итогам 2017 года приходилось более 98,0% общего объема мирового угольного экспорта.

На Рис. 4 можно видеть данные о структуре мирового экспорта каменных углей в разрезе крупнейших стран — экспортеров угля. Сведения приведены по итогам 2016 года по причине отсутствия статистической отчетности об экспорте угля некоторыми крупнейшими экспортерами за 2017 год, что приводит к искажению общей картины угольного экспорта.

Признанные лидеры мирового угольного экспорта — Австралия, Индонезия, Россия, Колумбия — за рассматриваемый период постоянно и устойчиво наращивали объемы экспортных поставок угля.

Рис.3. Мировой экспорт каменных углей, млн тонн н.э. (По данным Статистического департамента ООН без учета США, не представивших данные за 2017 год)

Pис. 4. Структура мирового экспорта угля в 2016 году, % (По данным Статистического департамента ООН)

Российский угольный экспорт

Как угольный экспортер, Российская Федерация не имеет тех преимуществ, которыми обладают ее основные конкуренты — прежде всего это расстояние от угледобывающих регионов до ближайших угольных терминалов в морских портах. Если в Австралии и Индонезии это расстояние измеряется десятками километров, то в России, где основной поток экспортируемого угля идет из Кузбасса, это расстояние составляет более 4000 км до портов Тихоокеанского побережья и практически столько же — до западных границ России. Такое положение приводит к значительному росту транспортной составляющей в цене российской угольной продукции. Кроме того, постоянный рост тарифов на железнодорожные перевозки экспортного угля существенно снижает его конкурентоспособность на мировом рынке, поскольку ни один мировой угольный экспортер не осуществляет железнодорожные перевозки угля на такие огромные расстояния, как Россия.

Российский уголь сегодня поставляется в более чем 60 стран мира. Угольный экспорт является достаточно весомой статьей доходов страны, обеспечивая ежегодно около $10 млрд валютных поступлений. Несмотря на обострение конкуренции между странами-экспортерами угольной продукции, экспорт российского угля продолжает расти, по итогам 2017 года он составил 190,1 млн тонн.

Из Рис.4 следует, что в рассмотренных случаях доминирующее положение в экспортных поставках угля имеют Австралия и Индонезия, занимающие в списке крупнейших угольных экспортеров первое и второе место соответственно. А вот Россия, занимающая в этом списке третью позицию, имеет невысокие (до 20%) доли рынка. Это свидетельствует о наличии у Российской Федерации перспектив развития в данном направлении, хотя увеличение рыночной доли на азиатском сегменте представляется делом и долгим, и трудным.

Читать еще:  Стандартный пароль йота вай фай. Условия для работы. Подключение роутера к ПК

Pис. 5. Структура экспорта российского угля по направлениям в 2017 году (По данным ОАО «РЖД»)

Рис. 6. Структура российского угольного экспорта по видам углей в 2017 году, % (По данным Статистического департамента ООН)

* Новости рассылаются в виде подборок каждую неделю

Восточный вектор российского угля

Российский углепром сегодня устремлен к самым высоким производственным показателям — к 2035 году добыча угля должна вырасти с 550 до 670 млн т в год. Основным драйвером прироста должно стать увеличение экспорта. И это задача не только и не столько угольной промышленности (ее представители отмечают готовность быстро нарастить добычу), сколько сопутствующей инфраструктуры. Уголь в России добывают далеко от рынков его потребления: около 60% от общего объема — в Кузнецком бассейне в центре страны. После этого его нужно доставить в морские порты, погрузить в суда и только тогда доставить в страны-партнеры.

Россия экспортирует уголь более чем в 50 стран мира, в 26 государств из них объемы поставок превышают 1 млн т в год. В то же время определяющими спрос партнерами из этого числа выступают всего восемь стран, из них три расположены в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР). Если добавить сюда Индию как крупнейшего мирового импортера угля, поставки в которую могут идти через дальневосточные порты России, а также тот факт, что европейский угольный рынок сокращается, то становится очевидно, что вектор развития российского углепрома на многие годы будет устремлен на восток.

Мировая торговля углем сегодня превышает 1,33 млрд т против 640 млн т в 2001 году (по данным International Trade Centre (ITC, совместное агентство ООН и ВТО по мировой торговле). И тогда, и сейчас было два крупнейших центра потребления завозного угля, хотя их внутренняя структура с годами поменялась. Первое место в импорте уже тогда занимала Восточная Азия, на долю которой приходилось более 40% всей мировой торговли углем. Но в несколько иной конфигурации, чем сейчас: 155 млн т угля импортировала Япония, 66 млн т — Южная Корея и почти 50 млн т — Тайвань. Вторым традиционным центром импорта угля оставалась Европа, в первую очередь Западная. Здесь 36 млн т угля ввозила Великобритания, почти по 30 млн т — Германия и Голландия, 20 млн т — Италия, 19 млн т — Испания, 14 млн т — Франция. Всего на европейский рынок приходилось около 200 млн т угольного импорта.

Сегодня также больше всего угля требуется странам Восточной Азии, и все так же сравнительно крупным и значимым для России выступает рынок Европы. Однако внутри этих центров потребления произошли существенные перемены. В АТР радикально поменялось положение Китая, который в 2001 году импортировал скромные 2 млн т и, напротив, выступал вторым в мире экспортером (более 90 млн т). Но Китаю стало не хватать собственного угля: в 2007 году импорт сравнялся с экспортом, и за 2011–2014 годы эта страна стала крупнейшим импортером угля в мире, установив пока непревзойденный рекорд по этому показателю в 266,7 млн т в 2013 году. В этом регионе появились и другие сравнительно крупные импортеры, такие как Малайзия (34,5 млн т), Таиланд (около 25 млн т), Вьетнам (почти 23 млн т), а в Южной Азии — Индия. Она вообще вышла на первое место по объемам импорта угля в 2015 году и удерживает его (по стоимости лидерство продолжает удерживать Япония). В прошлом году в Индию было поставлено из-за рубежа 227 млн т. Кстати, именно Индия и Малайзия являются рекордсменами по росту импорта угля (в 11 раз) с 2001 года. Нуждаясь в развитии энергетики, многие страны обратились тогда к углю как самому доступному и недорогому энергоносителю.

Европа на этом фоне сократила потребление и импорт угля, особенно Великобритания (до 9 млн т). Хотя и на этом рынке есть приросты. В частности, больше чем в 10 раз увеличила импорт Польша: с 1,8 млн т в 2001 году до более чем 19 млн т в прошлом году. Турция за это время подняла импорт угля в 6 раз — с 6,2 до 38,2 млн т, Украина — в 3,2 раза, с 6,6 до 21,4 млн т. Наращивают импорт угля и некоторые страны Латинской Америки и Северной Африки.

В таких обстоятельствах в 2000-е годы Россия превратилась в крупнейшего мирового экспортера, поднявшись с 5-го на 3-е место в мире. Она сделала это весьма быстро, нарастив экспортные поставки в 5 раз — с 41,5 до 199,5 млн т (плюс еще 10,8 млн т бурого угля из 86 млн т всей мировой торговли). Это стало результатом большой работы: огромных вложений в обновление старых и строительство новых предприятий, расширения и строительства портовых мощностей, развития углеобогащения, железнодорожной инфраструктуры, капитального обновления самой добычи.

Если говорить о распределении экспортных потоков российского угля, то по итогам прошлого года по трети всех поставок пришлось на трех лидеров в АТР и пять в Европе. Южная Корея, Япония и Китай в 2018 году импортировали в сумме 65 млн т угля из России. На рынке Европы 65 млн т закупили Германия, Украина, Польша, Нидерланды и Турция. А вот значение Индии для российского экспорта угля пока не столь велико (4,3 млн т).

Примечательно, что в начале 2000-х годов подобный сценарий для российского углепрома никто не прогнозировал и не ожидал. В августе 2002 года в Междуреченске в Кузбассе было проведено выездное заседание под председательством Владимира Путина (тогда президента первого срока), на котором в угольной отрасли России намечались несколько иные перспективы. К тому времени в отрасли были проведены структурная перестройка и полная приватизация, уже четыре года шел рост объемов производства. Но к августу 2002 года отрасль столкнулась с настоящим кризисом перепроизводства: в первом полугодии добыча упала на 13%, а за год в целом — на 5,1%.

Тогда основной причиной трудностей отрасли представители рынка и властей Кузбасса видели в неоправданной дешевизне природного газа (в 1,6 раза более дешевого, чем уголь). Поэтому в качестве главных средств преодоления кризиса в угольной отрасли предлагали выравнивание цен на газ и уголь на внутреннем рынке, развитие сибирской угольной генерации и уже в следующую очередь развитие экспортной инфраструктуры — угольных портов на Балтике. Впрочем, прежний губернатор Кузбасса Аман Тулеев выступал тогда и за развитие экспорта: если уголь не востребован на внутреннем рынке, его нужно выбрасывать за пределы страны. Но экспорт рассматривался только как одно из средств вывода отрасли из кризиса, о завоевании крупной доли мирового рынка никто речи не вел.

Но затем помог рост мировой экономики в целом и отдельных стран в частности. Потребовалось больше энергии в мире, тогда как в России внутренний спрос на уголь только сократился. Вот так и сложилась нынешняя экспортная ориентация углепрома, которая обеспечила поступательный рост производства отрасли, как отметили на заседании Комиссии по вопросам стратегии развития ТЭК и экологической безопасности под председательством президента Владимира Путина в Кемерово в августе 2018 года. Министр энергетики Александр Новак констатировал тогда, что даже в не самый благоприятный период 2012–2017 годов углепром России развивался уверенно, увеличив добычу на 15,5%, до 410 млн т. По его прогнозу, в 2018 году она должна была выйти на уровень в 420 млн т, превзойдя максимум советского времени 1988 года. На деле вышла на рекордный показатель добычи в 439 млн т.

Нынешний год на внешних рынках складывается для угольщиков не так удачно, как прошлый. Цены на уголь пошли вниз, особенно в Европе. И на последней встрече президента Владимира Путина с губернаторами угольных регионов 22 августа Александр Новак озвучил два возможных сценария развития отрасли — с выходом добычи в 2035 году на уровень от 550 до 670 млн т. При этом министр отметил, что даже в последнем случае «заявка в этот период со стороны компаний на 100 млн т больше». И эта заявка может быть реализована, если позволят цены на внешних рынках и будет возможность вывезти этот уголь.

С конца прошлого года российский углепром столкнулся с традиционной проблемой — конъюнктурным рыночным спадом. Он произошел на европейском рынке, но падение цен на нем вызвало и некоторое их снижение в АТР. Подобное было характерно для рынка сравнительно недавно — в 2013–2016 годы. В этот раз адаптация к низким ценам осложнилась ростом внешних издержек на железнодорожную перевозку угля (аренду вагонов и оплату ОАО «РЖД»). К тому же падение цен на европейском рынке оказалось очень быстрым и глубоким — до минимумов 2016 года. И угольщики запросили поддержку у властей и смежников. На совещании по проблемам железнодорожной транспортировки угля с участием руководителей ОАО «РЖД», угольных и транспортных компаний в июне в Кемерово представители отрасли признали, что снижение цен на уголь на зарубежных рынках было слишком быстрым. В связи с этим пришлось сокращать инвестиционные расходы. Поэтому угольщики обратились к смежникам за снижением тарифов и иных платежей.

Так, гендиректор АО «ХК „СДС-уголь“» Геннадий Алексеев сообщил со ссылкой на данные Минэнерго, что в этом году ожидается рост угольного экспорта из России почти на 20 млн т — до 209,8 млн, а внутреннего потребления — на 12 млн т, со 169 до 180,7 млн т. При этом он отметил, что цены на европейском рынке за последние 6 месяцев упали на 54%, что сделало поставки в этом направлении убыточными. Он призвал найти способ снизить тарифы на железнодорожные экспортные перевозки в западном направлении, применив индекс 0,872 к действующим ставкам. Генеральный директор ООО «Промугольсервис» (поставляет на рынок уголь новокузнецкого ООО «Ресурс») Елена Дробина сообщила, что к падению цен на европейском рынке привело снижение цен на природный газ при избыточном его предложении, политические решения об отказе от угля в пользу возобновляемых источников энергии и рост тарифов на выбросы углекислого газа. По этим причинам, а также из-за ограничений на украинском направлении, «Ресурс» сократил поставки на 200 тыс. т угля в месяц.

Читать еще:  Троллфейс квест интернет мемы прохождение 3 уровень. Игра Троллфейс Квест: Интернет Мемы. Пошаговое описание прохождения уровней

Губернатор Кузбасса Сергей Цивилев заявил после июньского совещания, что год назад предупреждал о возможном «обрушении угольного рынка», но тот «стал рушиться быстрее». Несмотря на такие не самые благоприятные обстоятельства, в главном угольном регионе страны рассчитывают на позитивные результаты всего 2019 года. По прогнозу заместителя губернатора Кемеровской области по промышленности, транспорту и экологии Андрея Панова, добыча угля по итогам нынешнего года сохранится на уровне прошлого (255 млн т), а «дальнейшее наращивание темпов угледобычи возможно только при условии увеличения пропускной способности». А она, как ожидается, вырастет и обеспечит 3% прироста в экспортном вывозе угля, в том числе в восточном направлении. В июле по нему было сильное снижение из-за сезонных ремонтов и навод­нения в Иркутской области. По оценке Андрея Панова, если РЖД выполнит обещание увеличить поставки в восточном направлении на 3%, «то ситуация выправится».

Разворот на восток

Сложившиеся обстоятельства на мировом рынке угля разворачивают российских угольщиков на восток, где сохраняется высокий спрос на этот вид топлива и, соответственно, приемлемый уровень цен. В мае, например, спотовые цены на энергетические марки угля с поставкой из порта Восточный Приморского края поднимались выше $80–82 за 1 т. Хороший спрос на российский уголь был и со стороны традиционных импортеров, таких как Корея, и со стороны относительно новых и не таких крупных, как, например, Вьетнам. В 2018 году экспорт угля из России в эту страну вырос на 19%, до 2,85 млн т, при этом крупнейшими поставщиками выступили компании СУЭК, «Кузбассразрезуголь», «Промугольсервис» и разрез «Кийзасский». В первом квартале экспорт угля в эту страну из России вырос в 2,4 раза — до 0,93 млн т с 0,39 млн т годом ранее.

Растет экспорт угля из России и в другие страны АТР, которые выступают крупнейшими импортерами. В Южную Корею он увеличился с 19,3 млн т в 2015 году до 25,6 млн т в 2018-м, в Китай — с 16,4 до 22,1 млн т, в Японию — с 16 до 18,1 млн т. При этом все больше поставок идет уже не только из Кузбасса, но и из других угольных регионов. В этом году общий прирост экспорта угля из страны составил 10%, а из Кузбасса — 1,8% (по итогам пяти месяцев с начала года). Примечательно, что и на западном направлении Россия наращивает поставки угля, особенно быстро — в Польшу и Украину. Но как бы ни был удобен в логистике и значителен этот рынок, именно на нем отмечается снижение спроса и цен. Именно здесь острее всего конкуренция угля с природным газом, в том числе из России, и возобновляемыми источниками энергии.

А вот перспективы растущего рынка АТР, а также Южной Азии — весьма неплохие. В начале августа, к примеру, стало известно о планах энергетических компаний Японии построить 12,6 тыс МВт новых угольных электростанций в предстоящие 10 лет. Подобные планы есть также во Вьетнаме и Индии. И на такой внешний спрос ориентируются, понятно, угольщики всей России, но в первую очередь восточных регионов, Чукотки и Сахалина, Якутии, Забайкалья и Хакасии. Сахалинская область, например, увеличила добычу угля в 1,4 раза всего за один 2018 год и теперь грузит на экспорт более 10 млн т (правда, почти все это бурый уголь). И работающие в этих регионах компании объявляют о планах быстрого расширения производства. Очевидно и их тоже, а не только кузбасские компании имел в виду Александр Новак, говоря о заявке на дополнительные 100 млн т добычи.

Сменили маршруты

Драйвером в погрузке остается каменный уголь из-за его растущего экспорта, говорит Иванкин. Внутренние же перевозки имеют стабильный характер и соответствуют динамике ВВП. Но в последние годы отмечается сильное проседание перевозок строительных грузов – их доля упала с 15,1% в 2008 г. до 9,8% по итогам 11 месяцев 2018 г. Иванкин связывает негативную тенденцию с возросшей конкуренцией с автотранспортом. За 10 лет выросло конкурентное плечо автодоставки, поясняет он: если раньше автомобили активно конкурировали на расстоянии до 350 км, то сейчас это расстояние уже превышает 1000 км.

Кризис 2008 г. изменил и карту перевозок грузов по железной дороге, продолжает Иванкин. «Грузонапряженный Северо-Запад начал терять объемы перевозок, которые развернулись на 180 градусов и начали загружать Транссиб и БАМ, – отмечает эксперт. – Дальний Восток был не готов к такому росту, и буквально за несколько лет пропускная и провозная способность достигла максимальных предельных значений. Зачастую стоял выбор, производить ремонт или везти грузы». Изменения в структуре перевозок грузов железнодорожным транспортом закономерно связаны с изменением в расположении производственных сил и рынков сбыта продукции, замечает представитель РЖД: «Если раньше уголь отправлялся на экспорт в основном на Запад, то за последние несколько лет существенно вырос спрос на российский уголь в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР), что потребовало переориентации грузопотока на порты и погранпереходы Дальнего Востока России». А резкий рост цен на мировых рынках, произошедший в 2016 г., вызвал еще больший рост спроса на российский уголь, добавляет он. Рост его перевозок стимулировала и тарифная политика, напоминает представитель РЖД. По его словам, прогнозируемая погрузка угля к 2025 г. оценивается в 500 млн т – примерно на 40% больше, чем в 2017 г.

Порты подстраиваются под экспорт

Экспортный потенциал железных дорог за последние 10 лет был удвоен – за счет открытия новых морских портов и модернизации существующих портов и припортовых железнодорожных станций, говорит начальник управления стратегического планирования «Трансфин-М» Юлия Филиппова. За прошедшее десятилетие грузооборот российских портов вырос почти на 80%, а мощности превысили 1 млрд т в год, приводит данные представитель Первой грузовой компании (ПГК, крупнейший частный железнодорожный оператор в России). В первую очередь активно развивались угольные и контейнерные терминалы, терминалы по перевалке минудобрений, рассказывает заместитель начальника департамента маркетинга и стратегического развития Федеральной грузовой компании (ФГК, «дочка» РЖД) Мария Литвинова. Но этого все равно мало.

«На Балтике и Азово-Черноморском побережье существует дефицит зерновых терминалов, а на Дальневосточном и Арктическом бассейнах нехватка угольных терминалов», – отмечает Филиппова. Для удовлетворения спроса в ближайшее время будут открыты дополнительные угольные терминалы на Дальнем Востоке, на Черном море развивается порт Тамань, а на Баренцевом море – порт Лавна, перечисляет она.

К 2024 г. объемы перевалки в портах, по прогнозам, вырастут еще на 350 млн т в год, а грузооборот увеличится на 33%, добавляет представитель ПГК.

Высокие технологии в контейнерах

В последние годы наблюдается тенденция к увеличению перевозок высокотехнологичной продукции, которая обычно перевозится в контейнерах, говорит представитель РЖД. Например, за 10 месяцев 2018 г. рост перевозок автомобилей к аналогичному периоду прошлого года составил 23,5% до 182 600 ДФЭ (двадцатифутовый эквивалент), а машин, станков, двигателей – на 21% до 174 900 ДФЭ, приводит данные представитель госмонополии. Всего в 2017 г. по сети РЖД было перевезено 3,9 млн контейнеров ДФЭ – в 1,8 раза больше, чем в 2007 г., по данным РЖД. Доля грузов в контейнерах в общей погрузке составила примерно 2,4%, следует из данных госмонополии.

«По прогнозам, с учетом развития автосборочных производств, роста трансграничной торговли эти перевозки будут только возрастать, – продолжает представитель РЖД. – Кроме того, наметилась тенденция к росту перевозок различной техники, требующей особых условий перевозок, в рефрижераторных контейнерах, где в зимних условиях возможно поддержание плюсовой температуры». По его словам, для таких перевозок созданы благоприятные тарифные условия.

Транзитные перевозки грузов в контейнерах – самый растущий сегмент на протяжении последних 10 лет, говорит Иванкин: «Здесь отмечается двукратный рост объемов – и, как следует из поручений руководства страны, это не предел». В мае этого года президентом Владимиром Путиным поставлена задача к 2024 г. увеличить годовую провозную способность БАМа и Транссиба до 180 млн т, а также обеспечить четырехкратный рост объемов международного транзита в контейнерах.

«Все больше компаний перераспределяют свои потоки и увеличивают объемы перевозимых грузов, используя ускоренные контейнерные поезда, – замечает руководитель отдела интермодальных перевозок Itella в России Андрей Груздев. – Сервис становится дешевле, но при этом все равно уступает по стоимости морским перевозкам». Именно поэтому, считает он, прямые железнодорожные отправки в первую очередь пользуются спросом у компаний, для которых скорость (по сравнению с морским транспортом) доставки является приоритетной составляющей.

Логистика для комбайнов и автомобилей

Российские производители сельскохозяйственной и строительно-дорожной техники перевозят свою продукцию в основном (95–100%) автомобильным транспортом, говорит представитель отраслевой ассоциации «Росспецмаш». Исключение – крупные поставки техники на дальние расстояния и поставки в места, где нет автомобильных дорог, но есть железнодорожное сообщение. «Перевозка техники, например тракторов, на расстояние от 1500 км по железной дороге более выгодна», – сказал собеседник. Среди других причин – более простой механизм оформления заказа доставки автотранспортом.

В автопроме железная дорога более популярна. Недавно Lorus SCM (партнер группы «Соллерс», обе компании контролируются Вадимом Швецовым. – «Ведомости»), по словам ее представителя, начала оказывать логистические услуги компаниям Subaru, Ford, «АвтоВАЗ» – автомобили этих марок преимущественно доставляются по железной дороге. Доля перевозок автомобилей родственного УАЗа (входит в группу «Соллерс») в железнодорожных вагонах доходит до 18–20% и этот показатель планируется увеличивать, рассказывает представитель Lorus SCM. А все производимые автомобили на заводе Mazda Sollers во Владивостоке отправляются в европейскую часть России только по железной дороге. В рамках партнерского соглашения между РЖД и Lorus SCM действуют специальные условия на перевозку готовых автомобилей с Дальнего Востока в регионы России при условии соблюдения гарантийного годового объема вагоноотправок, говорит собеседник «Ведомостей»: «Это позволяет привлечь на железную дорогу дополнительные грузы, следующие в импортном направлении на территорию России из стран АТР». Часть логистических расходов Mazda Sollers компенсируется из федерального бюджета. Привлекательность железнодорожного транспорта возрастает в условиях нарастающего дефицита автовозов, указывает представитель Lorus SCM. «Также важно отметить возможность одновременной перевозки больших партий автомобилей, что невозможно для автотранспорта», – добавляет он.

Читать еще:  Тестовая распечатка для принтера. Как напечатать пробную страницу на принтере HP? Максимальная скорость печати

Филиппова считает, что в обозримой перспективе доля высокотехнологичных грузов на железных дорогах значительно не увеличится. «Это связано с серьезным развитием грузовой авиации. В то же время контейнерные транзитные поезда между Китаем и Европой пока не стали стабильным логистическим маршрутом, который составляет серьезную конкуренцию морским контейнеровозам», – поясняет она.

По мнению представителя ПГК, особых препятствий для вывоза высокотехнологичных грузов по железной дороге нет. «Важно другое – какие условия будут созданы в стране для роста производства таких товаров», – подчеркивает он.

Консолидация неизбежна

Реформирование железнодорожной отрасли привело к появлению многочисленных частных операторов, владеющих вагонами. На этом рынке монополия тоже присутствует – прежде всего через ФГК. Но около 90% грузопотока формируют независимые компании.

«Финансовая устойчивость рынка, несмотря на высокие ставки, очень низкая. И если игроки не будут консолидироваться, то на этот рынок возможно возвращение государственного регулирования», – считает Иванкин.

Чем крупнее компания, тем более она технологична, тем проще оптимизировать логистику и управлять парком, соглашается Литвинова. «На заре появления первых частных железнодорожных операторов возможности роста казались бескрайними. Любой мог приобрести в собственность несколько вагонов и успешно сдавать их в аренду, – вспоминает она. – Но с тех пор рынок прошел через циклы профицита и дефицита парка, через резкую волатильность доходности вагона с высокой до низкой и наоборот. Такие изменения смогли пережить далеко не все операторы».

«Консолидация – вполне закономерный процесс», – говорит и представитель ПГК. Операторскому рынку уже около 15 лет, напоминает он. «За это время владельцы вагонов и лизинговые компании успели пережить два серьезных кризиса и научились не делать необдуманных инвестиций. При этом те решения, благодаря которым инвентарный парк грузовых вагонов был передан в частные руки, принесли свои плоды», – отмечает представитель ПГК.

Вагонов все больше

В 2019 г. общее количество вагонов в России приблизится к значениям 2012–2013 гг., «когда движение на сети напоминало коллапс», заметил председатель президиума Союза операторов железнодорожного транспорта, председатель совета директоров ООО «Трансойл» Игорь Ромашов на заседании правления РЖД (его слова передал «Интерфакс»).

Тогда была актуальна проблема переизбытка вагонов и большого числа «брошенных» вагонов – в ожидании разгрузки, локомотива или ремонта. Разрешить ситуацию помог запрет на продление сроков эксплуатации вагонов, который привел к массовому списанию старых вагонов. Но теперь этот способ уже не применить – парк грузовых вагонов в России один из самых молодых в мире.

В текущих условиях Ромашов призывает улучшать технологии перевозок: заблаговременно информировать о наличии пропускных способностей и их ограничениях, исключить разбивку сформированных составов в пути, создавать грузоотправителям стимулы для укрупнения групп отправляемых вагонов и проч. «Полезную работу [вагон] выполняет только примерно треть времени. Остальное время вагон движется либо в порожнем состоянии, либо ожидает погрузки, либо выгрузки, либо находится в ремонте. То есть у нас есть колоссальные резервы», – заключил Ромашов.

Парк вагонов в России растет с лета 2017 г., замечает гендиректор «Infoline-аналитики» Михаил Бурмистров. Год назад их было 1,08 млн шт., к концу 2018 г. будет 1,12 млн, а к 2027 г. с учетом ожидаемого роста погрузки и грузооборота увеличится как минимум до 1,25 млн шт., считает эксперт.

Рост числа вагонов создает дополнительную нагрузку на железнодорожную сеть, соглашается Бурмистров, особенно с учетом нехватки инвестиций в сокращение протяженности узких мест, обновление сопутствующей инфраструктуры, характеризующейся критическим уровнем износа (в первую очередь мостов и переездов). К началу декабря выросло до 4000 количество брошенных поездов (стоящих без локомотива на боковом пути станции), что соответствует более 55 000 грузовых вагонов. Плюс ко всему усиливается дисбаланс грузопотоков и потоков порожних вагонов, так как на протяжении последних двух лет экспорт по железной дороге стремительно растет, а внутренние перевозки сокращаются, добавляет Бурмистров. При этом перспектива увеличения парка не несет глобальных рисков для РЖД, считает он. Ведь в среднесрочной перспективе концерн продолжит расширять узкие места, в том числе за счет развития Транссиба, БАМа, подходов к портам, поясняет эксперт. «И главное, что в общем парке вагонов будет расти доля вагонов с повышенной нагрузкой на ось (25 тс против 23,5 тс), существенно более эффективных для перевозчика, грузовладельцев и операторов», – говорит Бурмистров. Они дороже типовых вагонов, но позволяют перевозить больше грузов и реже простаивают в ремонтах.

Что будет дальше

РЖД ожидает, что рост погрузки будет продолжаться как минимум до 2025 г., следует из проекта долгосрочной программы развития холдинга. При среднегодовом росте ВВП 2,3–2,7% рост погрузки составит 2,4–3,6% в год, ожидает монополия. Основным драйвером роста будет дальнейшее наращивание перевозок каменного угля – за счет увеличения добычи угля в Кузбассе и благодаря развитию новых угольных месторождений, отмечает представитель РЖД.

Для усиления своих позиций холдинг РЖД трансформирует свою деятельность от перевозочной к транспортно-логистической за счет развития комплексных услуг, а также «принимает меры по повышению эффективности перевозочного процесса», говорит представитель РЖД. Этому помогает в том числе электронная площадка, где доступны для заказа вагоны, услуги погрузки-разгрузки и хранения, перечисляет представитель РЖД. По его данным, с начала эксплуатации площадки (с апреля 2017 г.) грузоотправители заказали под перевозку более 120 000 вагонов.

В некоторых сегментах конкуренция железных дорог с другими видами транспорта будет сохраняться, говорит Литвинова. «Например, трубопроводный транспорт продолжит частично забирать объем с железной дороги», – поясняет она. При этом железная дорога может вернуть часть грузов, перешедших на автомобильный транспорт, считает собеседник «Ведомостей», «если будет развивать логистические продукты, услуги первой и последней мили для грузовладельца, сокращая при этом сроки доставки». Этому поможет и развитие контейнерных перевозок, добавляет она.

VII Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум — 2015

АНАЛИЗ ЭКСПОРТА УГЛЯ ИЗ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Ввиду значительных мировых запасов угля и его большей доступности, по сравнению с другими видами топлива, уголь является одним из основных энергоресурсов.

Уголь применяют для получения электроэнергии, в качестве сырья для металлургической и химической промышленности, для производства графита, не говоря уже о бытовом применении в качестве источника тепла.

Угольная промышленность занимает одну из важнейших позиций в российской экономике – обеспечивает население, энергетику, металлургию, химическое производство топливом.

Общие геологические (прогнозные) запасы угля на территории России составляют 30 % мировых запасов угля.

Российская Федерация занимает лидирующие позиции в мире по производству и экспорту угля. Поэтому добыча угля в России – одна из основных сфер добывающей промышленности, развитию которой уделяют большое внимание.

Запасы бурого угля составляют около 101,2 млрд., каменного – 85,3 млрд., а антрацита – 6,8 млрд. Поэтому Российская Федерация на данный момент занимает второе место в мире по количеству угольных ресурсов. Специалисты подсчитали, что запасы угля в России начнут постепенно исчерпываться только через 550 лет.

В настоящее время добыча угля ведется в 25 субъектах Российской Федерации и 16 угольных бассейнах.

Экспорт угля из России – одна из крупных статей российского экспорта энергоносителей. В 2012 году он вырос до 130 млн тонн, достигнув нового исторического максимума.

В последние годы по экспорту угля Россия уверенно занимает третье место в мире, правда, очень много проигрывая лидерам – Индонезии (в 3 раза) и Австралии (в 2,5 раза).

На экспорт из России уходит в основном энергетический уголь, не востребованный в России, так как на внутреннем рынке в энергетике потребляется больше бурых углей, чем каменных. Коксующийся уголь, используемый в металлургии, экспортируют не так активно, поскольку его качество не соответствует мировым стандартам.

Главные направления вывоза российского угля – Европа и Азиатско-Тихоокеанский регион, второстепенные – Ближний Восток и СНГ. Восточная Азия является вторым по значимости рынком сбыта российского угля,

Российский уголь поставляется в несколько десятков стран мира, включая Китай, Японию, Германию, Турцию, Испанию.

Крупнейшими российскими экспортёрами угля являются такие объединения, как «Кузбассразрезуголь», «Сибирская угольная энергетическая компания» (СУЭК), «Южный Кузбасс», «Южкузбассуголь» и «Якутуголь».

Перегрузка угля осуществляется в 41 морском порту России, из них в 28 портах России осуществляется перегрузка в экспортном направлении.

Основной объём перевалки экспортного угля осуществлялся через порты Восточный, Усть-Лугу, Ванино, Мурманск, Посьет, Находку, Высоцк, Туапсе, Шахтёрск, Владивосток, Ростов-на-Дону.

Перевалка угля в морских портах на универсальных причалах осуществляется грейферным способом. Специализированные перегрузочные комплексы существуют в портах Восточный, Ванино и Усть-Луга, через которые перегружается 57,1 % от общего объема перевалки угля в морских портах России.

Особенностью российского угольного экспорта является высокая доля транспортной составляющей в стоимости угля. Примерно 80 % балансовых запасов энергетического угля в России сосредоточено в районах Западной и Восточной Сибири, а основные залежи коксующегося угля – в Кузнецком бассейне. Таким образом, большинство российских угольных разрезов расположено далеко от выходов к морю (расстояние до ближайших портов составляет порядка 3,5 – 4,5 тыс. км). Ни в одной стране мира, активно экспортирующей уголь, таких гигантских расстояний нет. Угольщики в любом случае вынуждены пользоваться услугами железнодорожного транспорта. Железнодорожные тарифы съедают значительную часть прибыли угольных компаний.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector