Скорняк – это ремесленник или художник? Какие специальности должен знать скоряк? Почему так называется

Старинные русские профессии и ремесла (11 фото)

Плевальщики зарабатывали себе на жизнь вовсе не тем, чем, возможно, вы подумали. Они сеяли репу. Почему плевальщики? Да потому что семена у репы очень мелкие, в одном килограмме – больше миллиона. Сеять обычным способом их просто невозможно. Вот и придумали выплевывать семена. Профессия эта была одной из самых почетных на Руси, а хорошие плевальщики ценились на вес золота.

На Руси эта профессия была довольно массовой. Дегтекуры гнали деготь из бересты. Деготь являлся универсальным средством, применяемым как для смазки осей колес, замков или сапог, так и для пропитки шпал и промазки нижних венцов деревянных срубов для защиты от влажности и воды. Но главное, для чего был нужен деготь, – это для производства черной (иначе русской) юфти, кожи особенной выделки с приятным смолистым запахом, которая шла на изготовление обуви и сбруи. Рядом с дегтекурами трудились смолокуры – они добывали смолу из хвойных деревьев при помощи перегонки.

Ямщики и извозчики

Профессия была настолько популярной, что оставила огромный культурный пласт в русском искусстве и литературе. Следует различать: ямщики – это вроде современных водителей междугородних маршрутов, а извозчики – водители городских такси. Ямщики перевозили не только людей, но и почтовые посылки и корреспонденцию, а также различные грузы, например товары для магазинов. В среде же извозчиков была своя классификация. Так, ваньки представляли услуги эконом-класса. В основном это были приезжие из деревень, не имеющие порой своего транспорта. Им приходилось брать и лошадь, и коляску в аренду. За поездку ваньки брали 30–70 копеек. Грузовое такси – ломовики – работали на лошадях-тяжеловозах. Люди состоятельные брали лихачей, у которых были сытые и красивые лошади плюс весьма удобные коляски. Лихачи оценивали свой труд уже в 3 рубля. Кроме частников работали и городские извозчики – «голубчики», или «резвые». Их легко было узнать по форменной одежде и номерному знаку. Заказать городского извозчика можно было на специальной бирже. Такая поездка редко обходилась дороже рубля.

Покос травы издавна воспринимался на Руси как общее дело. Однако основной «ударной силой» являлись все же косари – обычно очень сильные и выносливые мужчины. Если таковых было недостаточно, на покос выходили и женщины, и старики. К слову сказать, некоторые пожилые люди могли дать фору молодым парням. Косить начинали по первой росе, которая увлажняла траву и облегчала ход косы. Определенное положение рук, взмах косы, ее направление – в этой работе много тонкостей. От того, насколько хорошо трудится косец, напрямую зависело, какой продукт получат скотина в хлеву и человек на столе. Обычно во время кошения пели – дружно, весело, тем самым создавая нужный ритм работы, ведь если один из косцов замешкается – и до беды недалеко. Сенокос – один из самых популярных сюжетов в русском искусстве. Косить легко, скажете вы. Конечно, но только если речь идет не о кошении травы.

Коробейниками, ходебщиками или офенями называли торговавших по всей Руси крестьян. Свой товар (обычно различные полезные мелочи) они носили в больших лубочных коробах, отсюда и название – коробейники. Свое общество, свой кодекс, свое понятие о чести и даже свой сленг, который знали только люди этой профессии, отличали коробейников от многих других русских тружеников. Словообразование в языке офеней происходило различными способами: русские слова коверкались до неузнаваемости, заменялись в предложении заимствованиями из других языков, а зачастую и просто выдумывались. Отношение народа к офеням было различное. С одной стороны, офени зачастую были единственными источниками новостей, рассказчиками баек и сплетен, с другой – русский народ как-то всегда с недоверием относился к людям, предлагающим что-то купить.

Царя при дворе развлекал шут, ну а людей на улицах и площадях забавляли скоморохи. Особенно любили скоморохи работать во время ярмарок и различных народных гуляний. Еще бы! Народ шел добрый, за хорошую шутку и шапкой новой мог одарить. Скоморохи были мастерами на все руки: и острословы, и музыканты, и певцы, и исполнители различных сценок. Народу нужны острые ощущения? Вот вам медведь! Хочется резкости да прыти? Скоморох готов неустанно выполнять всевозможные акробатические па. У каждого скомороха было свое амплуа: комедиант, потешник, ломака, шут. Как известно, власти не очень жаловали людей этой профессии, однако поймать скоморохов было достаточно сложно. На одном месте они не задерживались, кочуя из одного города в другой.

Без плакальщиц, или воплениц, на Руси не обходилось ни одно обрядовое действо, будь то свадьба или похороны. Профессионально плакать обучались с малолетства, ведь плач должен был иметь особенный мелодичный склад. Чем пронзительнее плакальщица стенала, тем большое вознаграждение в итоге получала. Если слезы по усопшему в большинстве случаев были родственниками проливаемы искренне, то не всем невестам, прощаясь с родителями, удавалось по-настоящему горевать по своей девичьей жизни. Вот и приглашались женщины, способные проливать слезы часы напролет, сопровождая плач различного рода причитаниями. Присутствовали плакальщицы и во время проводов рекрутов. Плакальщицы были обязательным атрибутом, их отсутствие, например, во время похорон считалось позорным.

В те далекие времена гончарное ремесло целиком было в умелых женских руках. Особой красотой и изысканностью эти миски не отличались, но зато были сделаны своими руками, у каждой хозяйки своя мисочка. Каждая мастерица приправляла свою работу индивидуальным стилем и какой-нибудь причудой, будь то простой речной песок, красивые камешки, а кто побогаче — украшал поделку и мелким жемчугом. Кроме мисок для домашнего обихода мастерицы изготавливали игрушки для своих малышей, и даже глиняные бусы.

Чтобы помочь производителям этого воздушного лакомства, девушки подбирались очень крепкие и выносливые. Двум работницам приходилось двое суток непрерывно взбивать однородную массу из кислой антоновки. После чего крестьянки раскладывали пасту ровным слоем, чтобы та подсохла и ждали несколько суток пока яблочное пюре застынет, тогда нарезали это лакомство полосками. Это был достаточно тяжкий труд. Пастилу очень любил Лев Николаевич Толстой, его супруга даже придумала свой особенный рецепт,который пользовался большим успехом у близких и гостей дома, рецепт имел свое название — «Пастила Толстых».

Нередко в русском низшем фольклоре упоминается о всевозможной нечисти, которая путала конские гривы и пряжу. Издревле известны различные узлы, несущее как плохое, так и хорошее. Оказывается, были и женщины,большие мастерицы по этой части хитросплетений. Плелись ими обереги-лестнички, чтобы уберечь человека от худого, другие плетения могли приворожить или даже погубить напрочь. В шелковые или шерстяные веревки вплетались разные необычные предметы: кости,иглы, даже крылья летучих мышей. Такая магия считалась очень сильной и опасной для человека.

Такие женщины принимали в семьях новорожденных малышей, и после этого повитухе должно было оказывать почет и уважение всю жизнь. Иное поведение в народе это считалось грехом.Особенно хороших повитух в гроб клали в варежках, из одного уважения к их умелым и волшебным рукам. Мужчин в то время не подпускали к роженицам, поэтому повитухи весь процесс брали в свои руки. Они знали огромное количество древних молитв и заговоров, чтобы уберечь мать и новорожденного ребенка. Повитуха оставалась у молодой матери на сорок дней, помогала купать, лечить малыша, а главное вить. В старину пеленание называлось витьем! Вот такие существовали ремесла на Руси, для нас это интересные факты, а в то время эти ремесла конечно же были востребованными, и являлись важной частью жизни этих людей.

Читать еще:  Сколько лет надо учиться на логопеда. Дефектолог-логопед: что за специальность, где учиться. Пожалела, что учусь на логопеда, потому что

Профессия: скорняк

Как делается шуба

Все начинается с подбора шкурок. Они должны быть качественными, без изъянов и хорошо сочетаться между собой по цвету и по фактуре, если для шубы используется, например, два разных вида меха. В ателье шкурки достаются из «чулка» при клиенте, и, если его все устраивает, он подписывает каждую шкурку. Затем они вымачиваются, растягиваются и раскраиваются. На шубу обычно идут только спинки. На хорошую шубу точно только спинки — все остальное отрезается. Макет шубы делается из ткани, и только потом из меха кроятся детали изделия. Детали сшиваются, и скорняк отправляется «править» шубу. Мех никогда не гладят. Шубу слегка увлажняют и натягивают на фанеру, которая вырезана по специальным лекалам, прибивают ее меховым степлером. Изделие должно высохнуть само, на это уходит некоторое время. После этого шуба снимается с фанеры, разглаживается ворс и затем пришивается подкладка. Готовую шубу отправляют в барабан с шариками — с помощью такой обработки мех становится мягче, а лишний пух удаляется, тогда изделие не будет линять. Шубу создают скорняк и портной.

На уроках труда в школе я не дружила со швейной машинкой и никакого интереса к пошиву одежды не проявляла. Мой папа был военным переводчиком, и я в детстве думала, что мое будущее будет связано с чем-то похожим. А моя мама работала парикмахером. И в числе ее клиенток была дама — скорняк с Ростокинского мехового комбината. Она и посоветовала маме предложить мне профессию скорняка, мол, это верный кусок хлеба с маслом и даже икрой. Идея стать скорняком мне сначала не понравилась. Я напомнила родителям, что на уроках труда в школе я талантами не блистала. Но, как оказалось, в скорняжном деле совсем другие технологии. В общем, меня уговорили съездить на День открытых дверей в профессиональное училище при Ростокинском меховом комбинате, и мне там понравилось.

Я поступила туда после 11 класса, поэтому общеобразовательных программ у меня уже не было — училась только скорняжному мастерству. Все обучение заняло 10 месяцев. Работа с мехом начинается практически с первых дней. Сначала учат кроить мутон для накидок на автомобильные кресла, потом разрешают резать мех кролика для детских шубок, затем ученики осваивают каракуль, самым толковым разрешают, например, скроить воротник для шубы из какого-то дорогого меха.

Куда пойти работать

После обучения молодой специалист, как правило, попадает на производство. Там у скорняков есть отдельные специализации: скорняк-наборщик, скорняк-отделочник и скорняк-раскройщик. На крупных фабриках производство поточное, поэтому каждый мастер отвечает только за свой участок работы. Здесь меньше возможности «накосячить», но, с другой стороны, никакого творчества. Однако для молодежи работа на производстве хороший старт — в ателье редко берут скорняков без опыта работы. Только уж если там есть мастер, который готов сам учить молодого специалиста.

В целом у работы на крупном производстве есть два преимущества: соцпакет и возможность устроиться без опыта работы. Крупное производство подойдет и тем, кто не чувствует в себе потребности творить.

Зарплата у скорняков всегда сдельная и по понятным причинам очень зависит от сезона. Это одинаково и для большой фабрики, и для маленького ателье. Зато в ателье есть простор для творчества. Я для себя выбрала именно такой формат работы. Вот уже десять лет я работаю в меховом ателье в Подольске. Это одно из старейших заведений в городе. Коллектив тут небольшой — всего восемь специалистов. Здесь я могу реализовать любые свои фантазии. Каждая шуба, сшитая в ателье, уникальна. Учитываются и пожелания клиента по меху, и его фигура, и требования к теплоемкости изделия, и представления о красоте — много разных нюансов. Поэтому каждое изделие — это творческая работа.

В прошлом году мы разработали коллекцию украшений из меха, показали ее на нескольких выставках. Приятно, что работы оценили. В этом году мы сделали коллекцию елочных шариков из меха.

Скорняк — это та профессия, которой учиться нужно всю жизнь. Все время появляется что-то новое, и нужно быть в курсе и модных тенденций, и модных технологий. Много мастер-классов проводится на крупных меховых выставках, часто обучающие мероприятия проводят брендовые меховые ателье. Да и в интернете можно найти достаточно полезной информации, главное — не лениться.

Сколько можно заработать

Средняя по рынку зарплата скорняка 40−50 тысяч рублей. Размер ее зависит от многих факторов. Во-первых, от сезона. Во-вторых, скорняк работает сдельно, поэтому во многом зарплату определяет поток клиентов и, конечно, скорость работы мастера. На фабриках поток, конечно, больше. Если работать по 12−14 часов в день, можно и под двести тысяч заработать. Но это должна быть колоссальная работоспособность, усидчивость и огромный опыт. Мех ошибок не прощает.

В ателье поток клиентов меньше. Но скорняк выполняет больше функций, а если у заведения клиентура определенного уровня и шубы шьются дорогие, то доход мастера может составить ту же сотню, а то и две сотни тысяч рублей. Доход скорняка зависит только от него самого: от его таланта, внимательности, трудолюбия. И еще немножко от удачи: все-таки для того, чтобы попасть, например, в известный Дом моды, нужна хоть капелька везения.

Не могу не сказать, что расцвет профессии «скорняк», наверное, уже в прошлом. Лет десять назад, когда я только пришла работать в подольское ателье меха, в сезон у нас стояли очереди на пошив шуб, в день точно было по одной, а то и по две раскройки. С выходом на рынок китайских шуб все изменилось. В мехе нужно разбираться, дилетант не отличит, чем китайская шуба отличается от сшитой на заказ, не поймет, за что он переплачивает. Вернее, поймет, но когда дешевая шубка начнет линять, рассыхаться и разъезжаться по швам. Мех не может быть дешевым, а скупой платит дважды.

Кстати, ремонт меховых изделий — это еще одна статья дохода. Самые предусмотрительные приходят латать шубы летом, в сезон скидок. Ну а пик приходится на вторую половину января: кому-то во время новогодних гуляний рукав оторвали, кого-то петардой подпалили.

Мне моя работа нравится. И своего сына я тоже потихоньку склоняю к профессии скорняка. Да, мы конкурируем с дешевыми шубами, но всегда будут люди, готовые платить за качество. И скорняки с хорошими руками и творческим потенциалом всегда будут нужны. Я довольна и тем, как сложилась моя профессиональная карьера — все мои творческие задумки очень быстро претворяются в жизнь. Для себя лично осталась еще одна нереализованная мечта: хочу сделать себе шубу из изумрудной норки. Кругом снег, все серо-белое, и такая яркая я — в изумрудном мехе. Красота.

Дореволюционный HR, или Забытые профессии на полотнах русских художников

Р ынок труда не стоит на месте. Одни профессии корректирует технический прогресс, другие уходят в небытие. Какие занятия были востребованы в прошлых столетиях? Офеня, водовоз, денщик… Рассматриваем картины русских живописцев.

Если в русской деревне почти в каждом дворе был выкопан свой колодец, то в городе с водой было сложно. В центральных районах вода в реках и прудах чаще всего была непригодна для питья, поэтому чистую воду приходилось горожанам привозить. Доставкой занимался водовоз. Чтобы им стать, нужно было иметь запряженную лошадьми телегу или двухколесную повозку и большую бочку. В Петербурге цвет бочки говорил о качестве находящейся в ней воды: воду из каналов перевозили в зеленых бочках, а питьевую — в белых. Часто водовоза сопровождала собака: она оповещала жителей о прибытии повозки громким лаем. В крупных городах эта профессия сохранялась до начала XX века, пока не появился централизованный водопровод.

Читать еще:  Сроки корректировки по страховым взносам за. Корректировка расчета по страховым взносам. Уточненный расчет по страховым взносам: в каких случаях сдавать

В 1873 году труд водовоза запечатлел на своей картине художник Сергей Грибков. В то время эта профессия считалась престижной и, что немаловажно, очень доходной: об этом можно судить и по добротной одежде работника. Водовозы часто пользовались тем, что выбора у горожан не было, и брали с них втридорога.

Денщиками называли солдат русской армии, состоявших на постоянной службе при офицере на должности прислуги. По мнению историков, название образовано от французского de jour, что значит «дневальный, дежурный». Денщик передавал подчиненным приказы офицера, чистил его форму и сапоги, а при необходимости исполнял обязанности телохранителя. При Петре I на этом посту служили не только простолюдины, но и выходцы из знатного рода. Последние, как правило, выполняли дипломатические и тайные поручения царя. Эта «профессия» была упразднена в 1881 году, однако неофициально денщики существовали и во время Великой Отечественной войны. Их обязанности исполняли водители.

На полотне Павла Федотова изображен обыденный вечер офицера. Предположительно, на картине художник написал самого себя. Прототипом слуги, раскуривающего трубку, стал реальный денщик Коршунов, друг и помощник автора.

Бурлаками называли наемных рабочих, которые, идя по берегу, тянули судно против течения. «Эх, дубинушка, ухнем», — затягивал бригадир артели — шишка, и бурлаки приступали к своей тяжелой и монотонной работе. Для облегчения труда идти нужно было синхронно, равномерно покачиваясь. И благо если ветер был попутный. Нанимали рабочих, как правило, на сезон — весной и осенью. В СССР бурлацкую тягу запретили в 1929 году. В некоторых странах, например в Бангладеш, можно до сих пор видеть, как бедняки тянут на себе баржи.

При упоминании бурлаков перед глазами сразу встают образы со знаменитой картины Репина, однако первым русским художником, изобразившим этот тяжелый труд, был Василий Верещагин. Проживая в 1866 году в дядином имении в селе Любец, он наблюдал бурлаков на берегу реки Шексны. Делая этюды работяг, он планировал создать большое полотно, чтобы привлечь внимание к нечеловеческим условиям работы бурлаков. Однако вскоре Верещагин отправился на службу в Туркестан и масштабную картину так и не закончил.

Первые упоминания об офенях встречаются в исторических источниках в 1700 году. На Руси так называли бродячих торговцев, которые продавали в деревнях различные мелочи, книги, лубочные картинки, бумагу, ткани. Во многом успех предпринимателя зависел от его звонкого голоса. Отцы с детства обучали сыновей особому ремеслу: как зазывать покупателей и как суметь продать им товар с наценкой в 200–300 процентов. Крестьяне относились к офеням настороженно, но при появлении заезжего торговца сразу же бежали к нему: если и не купить что-то, то узнать последние новости и сплетни. Офени сложили свое общество, придумали кодекс и даже изобрели собственный сленг — феню. Пословица «Кто не работает — тот не ест» на их наречии звучала так: «Кчон не мастырит, тот не бряет». Владимир Даль говорил, что этот язык был придуман «для плутовских совещаний торгашей».

Николай Кошелев назвал свою картину, изображающую приезжего торговца, «Офеня-коробейник». Дело в том, что офенями окрестили преимущественно тех разносчиков, которые происходили из крестьян Суздальской и Владимирской губерний. В других местах их называли коробейниками. За эту работу автор был удостоен второй премии Общества поощрения художников.

Перепачканными сажей трубочистами часто пугали непослушных детей. Всегда молчаливые, они занимались какой-то «тайной» работой. Результата их труда никто не видел: ведь не полезут же заказчики проверять, как вычищены печные, каминные или вентиляционные трубы! Да и не каждый бы пролез: на работу трубочистом обычно брали людей худощавых, субтильных. Родиной этой профессии считается Дания, а в Россию она пришла в 1721 году с появлением первого очага с дымоходом. При полицейских участках тогда ввели должность чистильщика печей, которого позже стали называть на европейский лад — трубочист. В странах Северной Европы до сих пор можно встретить представителей этой профессии.

Фирс Журавлев изобразил испачканного сажей и копотью трубочиста в практичной черной одежде. Обут рабочий в тапочки, которые можно было легко снять, чтобы лезть по трубам. За эту картину художник в 1874 году был удостоен почетного звания академика Императорской академии художеств.

Профессия фонарщика в более упрощенном виде существовала еще в Древней Греции и Древнем Риме: уже тогда ночью улицы освещались с помощью масляных ламп и факелов. В России в XIX веке на позицию фонарщика брали отставных военных, которые могли работать ночью и днем. За час они обходили не менее 50 фонарей: поправляли фитили и заливали конопляное масло. Не обходилось и без воровства. Чтобы это пресечь, в масло стали добавлять скипидар, а позднее его и вовсе заменили керосином. С появлением электрических фонарей работа несколько облегчилась, хотя включали и выключали их по-прежнему вручную. Лишь после 30-х годов XX века появился автоматический режим зажигания фонарей, и эта некогда престижная профессия канула в Лету. В некоторых городах и сейчас можно встретить фонарщика, хотя это скорее попытка сохранить традиции, нежели необходимость.

На картине Леонида Соломаткина «Утро у трактира» видно, как фонарщик, поднявшись по приставной лестнице, занимается своим делом — тушит свечу. У каждого работника был также длинный шест, с помощью которого он зажигал и дозаправлял фонари.

Шорами называли наглазники, закрывающие лошади обзор по бокам. Отсюда же произошло слово «зашоренный» — так называют людей, неспособных принимать другие точки зрения. Элемент сбруи дал название целой профессии. Однако мастер занимался изготовлением всей конской амуниции: седел, уздечек, стремян. Каждая упряжь должна была быть уникальной. Первые шорники существовали еще в Древней Руси, а сейчас только редкие специалисты украшают породистых лошадей для скачек.

Картина Михаила Клодта показывает шорника за работой. Ремесло это было трудоемкое и требовало искусных навыков. Чего только стоило правильно выбрать кожу! А еще нужно было прошить ремни, поставить заклепки. Делалось все вручную самыми простыми инструментами. Каждый ремесленник придерживался определенных правил. Например, гнуть дуги можно было только во время летнего сокодвижения, а сушить их исключительно в тени.

Традиционно для засолки огурцов и выдержки вина используют деревянные бочки. В старину их изготовлением занимался бондарь. Получившая широкое распространение на Руси, эта профессия сошла на нет в XX веке. Раньше количество профессионалов-бондарей достигало тысячи человек в каждой губернии, сейчас же их — единицы. Набивать бочки было делом крайне сложным. Достаточно вспомнить эпизод из книги о Робинзоне Крузо: на острове он пытался научиться мастерить бочонки. Несколько недель корпел, сколачивал дощечки, а все равно ничего путного сделать так и не смог.

Читать еще:  Стабилизатор изображения электронный или оптический. Что такое стабилизация в камерах GoPro. Оптическая стабилизация в фотокамере

На картине Сергея Скачкова можно увидеть бондаря за работой. С помощью топора и подручных столярных инструментов он прилаживает деревянные или железные обручи к корпусу. Дощечки должны быть сбиты настолько плотно друг к другу, чтобы они не пропускали воду.

Ремесло и профессия

После первого курса я восстанавливала нервную систему в одном из самых захудалых санаториев, какой можно только представить. История болезни, вернее, болезней, по объему походила на рукопись солидного романа и вмещала в себя многое: острый гастрит, гайморит, малокровие, сердечная недостаточность…

В общем, я недоедала (это был 1992 год, и я одна жила в чужом городе), недосыпала, учила ночи напролет, боясь пуще смерти «хвостов», в итоге стала кандидатом на получение государственной стипендии и, увы, инвалидности. Теперь мне прописывалась самая щадящая диета, при том что столовая сельского санатория разносолами не отличалась, и за столом я сидела с инвалидом войны. Мой сосед участвовал в Сталинградской битве, но о потерях не говорил, да и зачем, когда и так было видно: части органов у него попросту не было, а то, что имелось, требовало постоянного медицинского контроля и порой даже вмешательства. Но, в отличие от меня, он ходил веселым, бодрым, все время что-то чинил пациентам и медперсоналу – то старый радиоприемник, то сапоги, то электропроводку; временами перочинным ножичком выстругивал из березового бревна ложки, а в вечернее время доставал гармонь и душевно играл «Самара-городок» или «Хасбулат удалой», и так у него все ладно получалось, что я, нахмуренная, обычно стороной обходила его: тоже мне, счастливчик нашелся.

В один из дней, когда мы сидели за столом и я уныло смотрела, как всем разносят какао, а нам двоим компот без сахара, он со мной в непринужденной манере заговорил, спросил, нет, не почему я мрачнее тучи и даже не на кого учусь, а что я умею делать руками. Признаться, меня вопрос застал врасплох: я учусь интеллигентной профессии, зачем мне руками работать?

– Ну и что? – улыбался мой собеседник. – Будь ты семи пядей во лбу, а руками все одно должна работать: туески (емкости из березовой коры) выделывать, коврики вязать, одежду шить, хлеб печь…

По мере того, как он перечислял, казалось бы, пустяковые обязанности, глаза мои делались все круглее и круглее. В моем понимании эти навыки не совмещались со специальностью юриста.

Я замолчала и покраснела. И до меня вдруг отчетливо дошла простая до примитивности мысль, что даже самый лучший диплом не гарантирует стопроцентного устройства на хорошую работу, да и на работу вообще; что он, вполне возможно, не защитит меня от неустроенности быта. Более того, обретя, казалось бы, профессиональную или даже финансовую независимость, я все равно буду зависеть от тех, кто ремонтирует мое жилище и чинит одежду, стану покупать не пойми из чего полуфабрикаты еды…

Царь наш Николай Второй… Император – а по хозяйству все умел: и дрова пилить, и грядки возделывать

– Кроме того, – уверенно говорил мой собеседник, – ручной труд очень нервы успокаивает. Представляешь, если бы ты умела вязать или вышивать, ты бы здесь не оказалась. А почему? Ты бы переключалась с одного дела на другое, а когда руки работают, ум отдыхает-отдыхает, а потом вдруг выдает решение проблемы. А все почему? Потому что он переключался: со стороны дело видней. Не веришь? Вот пример: наш земляк Дмитрий Иванович Менделеев. Разве он только химией занимался? Нет. Он делал чемоданы, да какие! Они по сей день хранятся в музее и частных коллекциях. (Впоследствии я в этом убедилась. – О.И.) А великий хирург Николай Иванович Пирогов после того, как помогал скульптору, придумал гипс… Вот царь наш Николай Второй, до чего велик был: император! – а по хозяйству все умел: и дрова пилить, и грядки возделывать. Как-нибудь на досуге фотографии посмотри где-нибудь в архивах. Не было у него праздности и в помине. И, между прочим, вся семья у него физически работала, хотя запросто могли отговориться: дескать, мы благородных кровей, наше дело – ручкой народу махать да на балах блистать. Но вместо этого великие княжны перевязывали раненых в госпитале и шили одежду.

Запомни: все достойные люди умеют и любят работать физически

Запомни: все достойные люди умеют и любят работать физически. Настоящий профессиональный успех обычно приходит к трудягам. Думаешь, у всех этих людей забот было меньше твоего? На самом деле человек – большая ценность, и он должен уметь беречь себя и ближних. Каково твоим родителям знать, что их ребенок болен? Нужно держать себя в руках, чтобы можно было поддержать близких, а не быть им обузой.

Сразу после обеда я по совету соседа пошла в заросли вербы и его ножичком нарезала много мелких прутьев, семь средних и три больших. Получился замечательный остов корзинки, а дальше мне он только показал, я доплетала корзинку уже сама. Потом еще одну… Как бы между делом он мне рассказывал о пользе березового листа и полевой ромашки. Я собирала иван-чай, полынь и осот. В утренние часы рвала конский щавель и полевой хвощ, ходила с корзинкой в лес за брусничным листом и сушила его под кроватью на газетах; взятой у завхоза лопатой накопала корни репейника…

Ну, а книги, взятые из дома, оказались большей частью непрочитанными. Впрочем, я зря переживала: осенью выяснилось, что в связи со сменой Конституции многие предметы, в первую очередь те, что по идеологической части, из программы убрали. Зато после учебных занятий я делала добротные отвары и настои в студенческом общежитии, которые многие ребята до сих пор вспоминают с благодарностью. А еще я полюбила народные песни.

С тех самых пор я по совету санаторного соседа (имя его, к сожалению, не помню) стала вникать во все стороны жизни. Уже ближе к концу лечебного курса выяснилось, что он был не только всесторонне одарен, но и прекрасно образован: окончил архитектурный институт, прекрасно говорил по-немецки, разбирался в музыке, балете. И несмотря на выдающиеся заслуги перед Родиной, ордена и медали, много и плодотворно работал для себя и людей: столярничал, лудил, выжигал, ремонтировал, бондарил, плел сети для лова рыбы, конопатил, камни тесал… Просто так, потому что по-другому не умел, не мог ни минуты сидеть без дела, всегда во всем находил работу и прок. Даже из использованных капельниц умел делать удивительных рыбок.

Сейчас, по прошествии многих лет, с уверенностью могу сказать, что это была одна из судьбоносных встреч, которая повлияла не только на характер, но и на жизнь. И задавая себе вопрос: а если вдруг беда, война, безработица, что я буду делать, чтобы элементарно прокормиться? – отвечаю: да, пожалуй, кое-что все-таки смогу: стирать, вязать, красить, варить, консервировать, корзинки плести… У меня были удивительные учителя.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector