Содержание

Исковое заявление о взыскании убытков с фссп. Вс обратил внимание на взыскание убытков с приставов

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 24 января 2017 г. N 53-КГ16-30 Суд отменил апелляционное определение и направил на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции дело о взыскании убытков в указанном размере денежных средств, подлежащих взысканию с должника по исполнительному листу, в результате незаконного бездействия судебного пристава-исполнителя, поскольку суду необходимо учесть, что надлежащим ответчиком является РФ в лице Федеральной службы судебных приставов России, т.е. необходимо привлечь к ответственности надлежащий государственный орган и рассмотреть дело по существу

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Романовского С.В. и Киселёва А.П.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Наконечной В.А. к Министерству финансов Российской Федерации в лице Управления Федерального казначейства по Красноярскому краю о возмещении убытков

по кассационной жалобе Наконечной В.А. на решение Советского районного суда г. Красноярска от 28 октября 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 28 марта 2016 г.,

заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В., выслушав объяснения представителя УФССП России по Красноярскому краю Чухиной А.А., просившей в удовлетворении жалобы отказать, установила:

Наконечная В.А. обратилась в суд с иском к Управлению Федерального казначейства по Красноярскому краю о взыскании за счет казны Российской Федерации 674 000 руб., а также судебных расходов по оплате юридических услуг и уплате государственной пошлины.

Иск мотивирован тем, что Наконечная В.А. понесла убытки в указанном размере денежных средств, подлежащих взысканию с должника ООО «Сибирский стиль» по исполнительному листу, в результате незаконного бездействия судебного пристава-исполнителя, выразившегося в несвоевременном принятии мер к обращению взыскания на имущество должника в виде транспортных средств, которые по данным регистрирующего подразделения органа внутренних дел числились состоящими на учете за ООО «Сибирский стиль».

Постановление о запрете регистрационных действий в отношении транспортных средств было вынесено судебным приставом-исполнителем только 21 апреля 2014 г., к этому времени должник снял с учета транспортные средства. Наличие у должника иного имущества в ходе исполнительного производства не установлено.

Решением Советского районного суда г. Красноярска от 28 октября 2015 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 28 марта 2016 г., в удовлетворении исковых требований Наконечной В.А. отказано.

В кассационной жалобе Наконечная В.А. просит отменить названные судебные акты.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. от 21 декабря 2016 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, объяснения относительно кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судом установлено, что 1 августа 2013 г. судебным приставом-исполнителем отдела судебных приставов по Емельяновскому району Красноярского края было возбуждено исполнительное производство о взыскании 674 000 руб. с должника ООО «Сибирский стиль» в пользу взыскателя Наконечной В.А., основанием к чему послужило предъявление взыскателем исполнительного листа, выданного на основании вступившего в законную силу решения суда.

Разрешая спор по существу и отказывая Наконечной В.А. в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции, с позицией которого согласился суд апелляционной инстанции, исходил из того, что в материалах дела отсутствуют доказательства причинно-следственной связи между бездействием судебного пристава-исполнителя и причинением истице имущественного вреда. Также суд указал, что иск мог быть удовлетворен только в том случае, если в результате бездействия судебного пристава-исполнителя возможность исполнения судебного акта утрачена, однако данное исполнительное производство не прекращено.

С выводами суда апелляционной инстанции согласиться нельзя по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 2 Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» задачами исполнительного производства являются правильное и своевременное исполнение судебных актов, актов других органов и должностных лиц, а в предусмотренных законодательством Российской Федерации случаях исполнение иных документов в целях защиты нарушенных прав, свобод и законных интересов граждан и организаций.

Исполнительное производство осуществляется на принципах законности, своевременности совершения исполнительных действий и применения мер принудительного исполнения (статья 4 указанного Федерального закона).

В соответствии с пунктом 1 статьи 12 Федерального закона от 21 июля 1997 N 118-ФЗ «О судебных приставах», в процессе принудительного исполнения судебных актов и актов других органов, предусмотренных федеральным законом об исполнительном производстве, судебный пристав-исполнитель принимает меры по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов.

В силу пункта 2 статьи 119 Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» заинтересованные лица вправе обратиться в суд с иском о возмещении убытков, причиненных им в результате совершения исполнительных действий и (или) применения мер принудительного исполнения.

Аналогичные положения содержатся в пункте 2-3 статьи 19 Закона о судебных приставах, регулирующей вопрос об ответственности судебных приставов за противоправные действия, повлекшие причинение ущерба. Ущерб, причиненный судебным приставом гражданам и организациям, подлежит возмещению в порядке, предусмотренном гражданским законодательством Российской Федерации.

В соответствии со статьей 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

В силу статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы.

Статья 16 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривает, что убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов подлежат возмещению Российской Федерацией, соответствующим субъектом РФ или муниципальным образованием.

Приведенные выше правовые нормы регулируют правоотношения, возникающие в процессе исполнительного производства и устанавливают обязанности пристава-исполнителя совершать действия по принятию мер по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов. Основной задачей таких действий является правильное и своевременное исполнение судебных актов в целях защиты нарушенных прав, свобод и законных интересов граждан и организаций.

Читать еще:  Как называют человека который делает чучела. Кто такой таксидермист? Извечный спор: гуманна ли эта профессия

Из смысла указанных выше норм, для правильного разрешения дела суду надлежало установить наличие или отсутствие виновного действия (бездействия) судебного пристава-исполнителя, в частности предпринимались ли судебным приставом-исполнителем исчерпывающие меры к установлению имущества должника с целью обращения на него взыскания, утрачена ли возможность исполнения исполнительного документа в настоящее время и возникновение у истицы убытков вследствие виновных действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя.

Из материалов дела следует и установлено судом, что на основании исполнительного листа 1 августа 2013 г. судебным приставом-исполнителем отдела судебных приставов по Емельяновскому району возбуждено исполнительное производство N . в отношении должника ООО «Сибирский стиль».

Решением Емельяновского районного суда Красноярского края от 4 сентября 2014 г. заявление Наконечной В.А. об оспаривании действий (бездействия) судебного пристава исполнителя отдела судебных приставов по Емельяновскому району удовлетворено: бездействие судебных приставов-исполнителей отдела судебных приставов по Емельяновскому району по принятию всех мер, предусмотренных законом, во исполнение решения Советского районного суда г. Красноярска от 7 июня 2013 г. признано незаконным. Установлено, что более 8 месяцев (с момента возбуждения исполнительного производства 1 августа 2013 г. до 21 апреля 2014 г.) не принимались меры принудительного исполнения в виде обращения взыскания на имущество должника, в том числе на денежные средства и ценные бумаги, наложение ареста на имущество должника, находящееся у должника и третьих лиц, во исполнение судебного акта об аресте имущества.

Также установлено, что на момент возбуждения исполнительного производства 1 августа 2013 г. за должником ООО «Сибирский стиль» значились зарегистрированными на праве собственности 9 единиц техники, которые были сняты с регистрационного учета только 5 сентября 2013 г.

Таким образом более месяца с момента возбуждения исполнительного производства должник имел имущество, на которое могло быть обращено взыскание. Однако судебный пристав-исполнитель никаких действий, направленных на создание условий для обращения взыскания на это имущество, не совершил, что подтверждается решением Емельяновского районного суда Красноярского края от 4 сентября 2014 г.

Суд апелляционной инстанции никакой оценки данному факту, имеющему существенное значение для правильного разрешения спора, в частности, для определения наличия или отсутствия причинно-следственной связи между бездействием судебного пристава-исполнителя и невозможностью исполнения решения суда, не дал, чем нарушил положения пункта 6 части 2 статьи 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Также суд не учел, что само по себе продолжение исполнительного производства не является препятствием для возмещения убытков, причиненных взыскателю бездействием судебного пристава-исполнителя. Суду надлежало установить, имеется ли иное имущество, обращение взыскания на которое позволило бы в разумный срок удовлетворить требования взыскателя. При этом обязанность по доказыванию наличия такого имущества возлагается на судебного пристава-исполнителя.

С учетом изложенного апелляционное определение подлежит отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть, что надлежащим ответчиком является Российская Федерация в лице Федеральной службы судебных приставов России (пункт 3 статьи 125, статья 1071 Гражданского кодекса Российской Федерации, подпункт 1 пункта 3 статьи 158 Бюджетного кодекса Российской Федерации). Неправильное определение судом государственного органа, выступающего от имени Российской Федерации, не может приводить к отказу в иске только по этому основанию. Суд в этом случае должен привлечь надлежащий государственный орган и рассмотреть дело по существу.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 28 марта 2016 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

ВС обратил внимание на взыскание убытков с приставов

Верховный суд отправил на пересмотр спор банка с судебными приставами, у которых после ареста пропало имущество должника. Конкурсный управляющий кредитной организацией хотел взыскать возникшие из-за этого убытки, но суды трех инстанций отказались признать вину сотрудников ФССП. Напротив, у судьи ВС, которая передавала дело на рассмотрение второй кассации, возникло твердое убеждение, что приставы лишь имитировали деятельность.

Виталий Карпов задолжал ОАО «Банк «Монетный дом» более 600 000 руб., а потому в июне 2010 года Советский райсуд Челябинска обратил взыскание на принадлежащий должнику грузовой тягач Freightliner. Спустя два месяца приставы из местного РОСП арестовали автомобиль и передали его на ответственное хранение некому Алексею Абдрахманову, однако для продажи этот автомобиль так и не был передан, потом его обнаружили числящимся в угоне, а в декабре 2013 года в розыск был объявлен Карпов.

«Монетный дом», лишившийся лицензии за нарушения банковского законодательства в декабре 2010 года и признанный банкротом в 2011-м, со своей стороны, обратился в Управление Федеральной службы судебных приставов по Челябинской области с заявлением о возбуждении уголовного дела по ст. 312 УК РФ (незаконные действия в отношении имущества, подвергнутого описи или аресту либо подлежащего конфискации), однако в декабре 2012-го получил отказ в связи с отсутствие состава преступления. А в августе 2013 года конкурсный управляющий банком – госкорпорация «Агентство по страхованию вкладов» – обратился в Арбитражный суд Челябинской области (дело № А76-18066/2013) с иском к Российской Федерации в лице УФССП по Челябинской области о взыскании 480 000 руб. убытков. Ссылался истец при этом на ст. 16 и 1069 ГК РФ, согласно которым вред, причиненный в результате незаконных действий или бездействия государственных органов, органов местного самоуправления либо их должностных лиц, подлежит возмещению за счет соответствующей казны.

В декабре 2013 года судья Татьяна Тиунова иск отклонила. Во-первых, указала она, обязательным условием наступления ответственности за причиненный вред является наличие состава гражданского правонарушения, включающего наступление вреда, противоправность поведения и вину того, кто его причинил, а также причинно-следственную связь между одним и другим. А в случае Карпова, заметила судья, приставы действовали – в материалах дела есть информация о том, что Карпов оплатил 400 руб. из своего долга. К тому же, по мнению судьи, возможность взыскания долга за счет имущества должника до сих пор не утрачена, так как исполнительное производство не закончено. В марте 2014 года это решение поддержал 18-й ААС, а следом за ним – в июне 2014 года – и ФАС Уральского округа. Кассация указала, что суды, полно и всесторонне исследовав и оценив доказательства, пришли к правомерному выводу о том, что истец не подтвердил возникновения у него реальных убытков в связи с неисполнением приставом судебного акта.

В сентябре этого года АСВ обратилось во вторую кассацию с заявлением, которое рассмотрела судья Ольга Козлова. В своем определении о передаче дела на рассмотрение коллегии Верховного суда РФ по экономическим спорам судья написала, что в случае утраты имущества после его ареста и изъятия приставом взыскатель может требовать возмещения ущерба непосредственно со службы. При этом «для взыскания убытков в размере утраченного имущества, на которое обращено взыскание, требуется доказать лишь факт такой утраты», говорится в определении. Козлова уверена, что реальные препятствия к исполнению решения суда в установленные сроки отсутствовали, но в течение трех лет занимались только «имитацией деятельности» с единственной целью – избежать ответственности за утрату залогового имущества. Она также указала, что для разрешения дела не имеет значения тот факт, что исполнительное производство не окончено.

Вчера, 11 декабря это дело слушалось в ВС, но поскольку Козлова заболела, то председательствовал Анатолий Першутов. Двумя другими членами коллегии были Владимир Попов и Марина Пронина. Представитель АСВ Юрий Первых привел прежние доводы, а вот юрист ФССП Анна Чухина рассказала нечто новое. По ее словам, принимавший на ответственное хранение Алексей Абдрахманов был сотрудником «Монетного двора», а впоследствии был уволен.

Ни в одном из опубликованных судебных актов эта информация не фигурирует, и Першутов решил уточнить, говорилось ли об этом в судах нижестоящих инстанций.

Читать еще:  К какой категории работников относится секретарь руководителя. Должностная инструкция секретаря. Секретарь руководителя должен знать

– Полагаю, что да, – был ответ Чухиной. – Там у нас участвовали представители челябинской службы.

Первых не отрицал этого факта, но говорил, что сотрудник банка просто принял тягач, но не занимался его хранением, ведь никаких полномочий на это у него не было.

«Банк хочет взыскать с казны убытки, в причинении которых сам и участвовал, – стояла на своем Чухина. – К тому же, если убытки будут присуждены, это приведет к двойному взысканию, ведь производство еще не окончено». И спорила с заключением, что ее коллегии занимались «имитацией деятельности». Она рассказала, что совсем недавно, в ноябре, приставам, например, удалось арестовать часть имущества Карпова – мобильный телефон и два ружья. Первых удивился. По его словам, о том, что приставы предпринимают какие-то меры, ему стало известно только сейчас.

Посовещавшись, судьи ВС определили направить дело на новое рассмотрение. Выйдя из зала заседаний, представители сторон предположили, что произошло это именно из-за неясности статуса и полномочий Абдрахманова.

Вопрос об ответственности приставов, утративших арестованное имущество должника, уже был разрешен в постановлении Президиума ВАС от 16 апреля 2013 года № 17450/12. Тогда суд признал право взыскателя требовать возмещения убытков. «В настоящее время существует вполне устоявшаяся судебная практика удовлетворения аналогичных исков к ФССП при доказанности неисполнения или ненадлежащего исполнения судебными приставами своих обязанностей и наличия возникших в результате этого убытков», – говорит юрист юркомпании «Некторов, Савельев и партнеры» Артем Сафонов. А в деле «Монетного двора», на его взгляд, таких доказательств более чем достаточно.

Поэтому появление в экономколлегии ВС этого спора, где суды продемонстрировали иные подходы, нежели ВАС, экспертам нравится. «Отрадно, что [она] проводит ревизию соблюдения арбитражными судами позиций президиума», – говорит старший юрист адвокатского бюро «Линия права» Алексей Костоваров. А адвокат адвокатского бюро DS Law Екатерина Ильина напоминает, что волокита и прочие нарушения – это весьма частые явления в работе судебных приставов. «При таком положении вещей реальный механизм гарантий прав кредиторов просто необходим», – уверена она. Все эксперты надеются, что в мотивированном определении судьи ВС еще раз подчеркнут право взыскателя требовать убытки с приставов, лишь только «имитирующих деятельность».

КАК МЫ ПРОИГРАЛИ СУД ПО ВЗЫСКАНИЮ УБЫТКОВ НА 210 МЛН РУБЛЕЙ

Разбор кейса по возврату денег, украденных судебными приставами

  • Главная
  • Статьи
  • КАК МЫ ПРОИГРАЛИ СУД ПО ВЗЫСКАНИЮ УБЫТКОВ НА 210 МЛН РУБЛЕЙ

В данной статье я поделюсь своим опытом, который приобрел за несколько лет судебных тяжб по взысканию убытков со службы судебных приставов Российской Федерации. Хочу сразу заметить, что речь пойдет об одном из крупнейших исков к ФССП за последние годы.

Для начала я расскажу вам предысторию тех событий, в результате которых пришлось обращаться в наш самый «гуманный и справедливый» суд. Я не буду расписывать всех деталей истории, она довольно объемная, сделаю краткую выжимку из основных фактов случившегося.

Еще в 2012 году было возбуждено исполнительное производство в отношении моего клиента, назовем его Юрий М. В рамках данного исполнительного производства было арестовано личное имущество его законной супруги. Во время ареста было вывезено более 300 позиций дорогостоящего антикварного имущества из загородного дома Юрия и его супруги.

Сам процесс ареста происходил с многочисленными нарушениями ФЗ «Об исполнительном производстве». Перечислю лишь самые грубейшие:

  • Никто из присутствующих судебных приставов не разъяснил прав и обязанностей Юрия М. и его супруги в соответствии со ст.50 ФЗ «Об исполнительном производстве».
  • Судебные приставы игнорировали объяснения супруги Юрия М. о том, что арестованное имущество принадлежит ей на праве собственности. В подтверждение своих слов супруга Юрия М. предоставила брачный договор, который был полностью проигнорирован.
  • В акте описи не были указаны отличительные признаки вещей. В сотни и тысячи раз занижена реальная стоимость изъятых вещей.
  • В акте не указали наименование документов, подтверждающих наличие имущественного права должника на занесенные в него вещи.
  • Акт описи не позволяет идентифицировать арестованное имущество на предмет соответствия либо несоответствия имуществу, содержащемуся в брачном договоре.
  • Судебный пристав не внес в акт описи замечания Юрия М. и его супруги.
  • Акт описи был подписан неуполномоченным лицом. Сотрудник ФССП РФ, в чьем производстве находилось дело, во время составления акта находился в очередном отпуске. Что естественно исключало его присутствие при аресте имущества. Данное обстоятельство не смутило коллег, проводящих арест имущества. Они, видимо, так увлеклись своей работой, что даже акт описи решили подписать за отпускника.

В декабре 2012 года было получено решение суда об исключении арестованного имущества из акта описи, где судом были зафиксированы все вышеперечисленные нарушения. И установлен сам факт незаконного ареста личного имущества супруги Юрия.

Далее логично было бы предположить, что все арестованное имущество должно быть возвращено законному владельцу. Глубоких извинений за причиненные неудобства никто уже и не ожидал.

Но не стоит забывать, какие у нас ответственные и грамотные сотрудники служат в ФССП РФ. Прошло более года, а арестованное имущество никто и не думал возвращать. Оторопев от такой наглости, жена Юрия подала повторное заявление в суд о признании незаконным бездействие ФССП. В судебном заседании представитель ФССП сделал следующее умозаключение: в решении суда, которым было исключено арестованное имущества из-под ареста, не содержится требования передать его законному владельцу.

Видимо сам факт незаконного изъятия имущества, установленный решением суда об исключении его из-под ареста, еще не говорит о том, что это самое имущество надо возвращать! Как же порой бывает трудно вернуть чужие вещи, к которым ты так привык за это время.

Только с данным обоснованием суд не согласился, признал бездействие ФССП незаконными и обязал вернуть все арестованное имущество супруге Юрия М.

Теперь, когда на руках есть аж два решения суда, жена Юрия обращается к ФССП с требованием вернуть арестованное имущество. Понимая, что больше такие «экзотические» обоснования удержания имущества не прокатят, сотрудник ФССП выносит Постановление о замене ответственного хранителя с ООО «Е» на Юрия М., не забыв при этом составить два акта приема-передачи, согласно которым он, якобы, принял у Общества имущество и тем же днем передал его Юрию М. на ответственное хранение.

Юрий, радуясь тому, что спустя более 2-х лет удалось вернуть арестованное имущество, подписывает данные акты, сообщив сотруднику ФССП, что физически сейчас забрать имущество со склада не сможет, приедет за ним завтра.

Когда Юрий М. приехал на склад вывести имущество супруги, его ждал новый сюрприз. На вопросы, куда делось арестованное имущество и где его можно забрать, сотрудники ФССП лишь разводили руками и ничего внятного ответить не могли.

После такого поворота событий последовало громадное количество жалоб в прокуратуру, заявлений в МВД, писем Президенту РФ с требованием разобраться в сложившейся ситуации.

В сухом остатке получилось следующее:

  • руководство ФССП РФ сообщило, что они не могут установить, где физически находится арестованное имущество. Но при этом подтверждают, что с их стороны имущество фактически Юрию М. не передавалось.
  • из постановления об отказе в возбуждении уголовного дела выяснилось, что у ФССП отсутствовал договор с ответственным хранителем (ООО «Е»). Данное обстоятельство порождает логичный вопрос: «какого … они вообще передавали на хранение Обществу дорогостоящее имущество, если у них даже договорных отношений с ним не было?!»
  • возбудить уголовное дело в отношении сотрудников ФССП не представляется возможным. Самая нелепая отказная мотивировка сводится к тому, что дознаватель не имеет возможности получить объяснения участвовавших в аресте имущества сотрудников в связи с их увольнением. Данные постановления ни один раз отменяла Генеральная Прокуратура как незаконные и необоснованные. ФССП РФ это не останавливает, и они продолжают сочинять все новые и новые основания в защиту своих бывших коллег.
  • ну и самое интересное: Юрий М. все же нашел изъятое у него с супругой имущество, только не на складе ФССП, а в сети Интернет, на таких досках объявлений как «Авито».
Читать еще:  Как заполнять журнал использования аптечек первой помощи. Журнал учета выдачи аптечек первой помощи

Довольно сложно представить эмоции человека, который видит фотографии из своего дома с предметами интерьера и антикварной мебелью, украденными людьми в погонах. С учетом того, что сотрудники ФССП РФ, которые изымали арестованное имущество, уже уволились со службы, им никто не мешал освоить новую профессию.

Ориентировочная рыночная стоимость украденного имущества составляет более 200 миллионов рублей. Мягко говоря, при успешной реализации этого имущества на пенсию ребятам должно хватить.

С учетом изложенной диспозиции любой юрист посоветует в данной ситуации «обращаться в суд за взысканием убытков со службы судебных приставов».

За долгие годы переписки и разговоров с представителями ФССП, МВД, Прокуратуры, Администрации Президента скопилась довольно хорошая доказательная база для взыскания убытков с ФССП РФ. Дело осталось за малым: получить судебное Решение в Мещанском районном суде г. Москвы.

Заявление было подано, дело рассматривала единолично судья Афанасьева И. И.

Коротко о нормативной базе, регулирующей порядок взыскания убытков со службы судебных приставов.

В судебной практике существует два подхода при взыскании убытков с ФССП РФ.

Первый подход заключается в том, что если исполнительное производство не окончено, то суды отказывают во взыскании убытков. По сути, судебная Коллегия Верховного суда говорит о том, что если в рамках исполнительного производства вы не исчерпали все возможности исполнения судебного акта, то нечего обращаться в суд за взысканием убытков (Определение Верховного Суда от 15.02.2017 по делу № А40-119490/2015). Скачать судебный акт можно здесь:

Новости ВС обратил внимание на взыскание убытков с приставов

Пользователь

Верховный суд отправил на пересмотр спор банка с судебными приставами, у которых после ареста пропало имущество должника. Конкурсный управляющий кредитной организацией хотел взыскать возникшие из-за этого убытки, но суды трех инстанций отказались признать вину сотрудников ФССП. Напротив, у судьи ВС, которая передавала дело на рассмотрение второй кассации, возникло твердое убеждение, что приставы лишь имитировали деятельность.

Виталий Карпов задолжал ОАО «Банк «Монетный дом» более 600 000 руб., а потому в июне 2010 года Советский райсуд Челябинска обратил взыскание на принадлежащий должнику грузовой тягач Freightliner. Спустя два месяца приставы из местного РОСП арестовали автомобиль и передали его на ответственное хранение некому Алексею Абдрахманову, однако для продажи этот автомобиль так и не был передан, потом его обнаружили числящимся в угоне, а в декабре 2013 года в розыск был объявлен Карпов.

«Монетный дом», лишившийся лицензии за нарушения банковского законодательства в декабре 2010 года и признанный банкротом в 2011-м, со своей стороны, обратился в Управление Федеральной службы судебных приставов по Челябинской области с заявлением о возбуждении уголовного дела по ст. 312 УК РФ (незаконные действия в отношении имущества, подвергнутого описи или аресту либо подлежащего конфискации), однако в декабре 2012-го получил отказ в связи с отсутствие состава преступления. А в августе 2013 года конкурсный управляющий банком – госкорпорация «Агентство по страхованию вкладов» – обратился в Арбитражный суд Челябинской области (дело № А76-18066/2013) с иском к Российской Федерации в лице УФССП по Челябинской области о взыскании 480 000 руб. убытков. Ссылался истец при этом на ст. 16 и 1069 ГК РФ, согласно которым вред, причиненный в результате незаконных действий или бездействия государственных органов, органов местного самоуправления либо их должностных лиц, подлежит возмещению за счет соответствующей казны.

В декабре 2013 года судья Татьяна Тиунова иск отклонила. Во-первых, указала она, обязательным условием наступления ответственности за причиненный вред является наличие состава гражданского правонарушения, включающего наступление вреда, противоправность поведения и вину того, кто его причинил, а также причинно-следственную связь между одним и другим. А в случае Карпова, заметила судья, приставы действовали – в материалах дела есть информация о том, что Карпов оплатил 400 руб. из своего долга. К тому же, по мнению судьи, возможность взыскания долга за счет имущества должника до сих пор не утрачена, так как исполнительное производство не закончено. В марте 2014 года это решение поддержал 18-й ААС, а следом за ним – в июне 2014 года – и ФАС Уральского округа. Кассация указала, что суды, полно и всесторонне исследовав и оценив доказательства, пришли к правомерному выводу о том, что истец не подтвердил возникновения у него реальных убытков в связи с неисполнением приставом судебного акта.

В сентябре этого года АСВ обратилось во вторую кассацию с заявлением, которое рассмотрела судья Ольга Козлова. В своем определении о передаче дела на рассмотрение коллегии Верховного суда РФ по экономическим спорам судья написала, что в случае утраты имущества после его ареста и изъятия приставом взыскатель может требовать возмещения ущерба непосредственно со службы. При этом «для взыскания убытков в размере утраченного имущества, на которое обращено взыскание, требуется доказать лишь факт такой утраты», говорится в определении. Козлова уверена, что реальные препятствия к исполнению решения суда в установленные сроки отсутствовали, но в течение трех лет занимались только «имитацией деятельности» с единственной целью – избежать ответственности за утрату залогового имущества. Она также указала, что для разрешения дела не имеет значения тот факт, что исполнительное производство не окончено.

Вчера, 11 декабря это дело слушалось в ВС, но поскольку Козлова заболела, то председательствовал Анатолий Першутов. Двумя другими членами коллегии были Владимир Попов и Марина Пронина. Представитель АСВ Юрий Первых привел прежние доводы, а вот юрист ФССП Анна Чухина рассказала нечто новое. По ее словам, принимавший на ответственное хранение Алексей Абдрахманов был сотрудником «Монетного двора», а впоследствии был уволен.

Ни в одном из опубликованных судебных актов эта информация не фигурирует, и Першутов решил уточнить, говорилось ли об этом в судах нижестоящих инстанций.

– Полагаю, что да, – был ответ Чухиной. – Там у нас участвовали представители челябинской службы.

Первых не отрицал этого факта, но говорил, что сотрудник банка просто принял тягач, но не занимался его хранением, ведь никаких полномочий на это у него не было.

«Банк хочет взыскать с казны убытки, в причинении которых сам и участвовал, – стояла на своем Чухина. – К тому же, если убытки будут присуждены, это приведет к двойному взысканию, ведь производство еще не окончено». И спорила с заключением, что ее коллегии занимались «имитацией деятельности». Она рассказала, что совсем недавно, в ноябре, приставам, например, удалось арестовать часть имущества Карпова – мобильный телефон и два ружья. Первых удивился. По его словам, о том, что приставы предпринимают какие-то меры, ему стало известно только сейчас.

Посовещавшись, судьи ВС определили направить дело на новое рассмотрение. Выйдя из зала заседаний, представители сторон предположили, что произошло это именно из-за неясности статуса и полномочий Абдрахманова.

Вопрос об ответственности приставов, утративших арестованное имущество должника, уже был разрешен в постановлении Президиума ВАС от 16 апреля 2013 года № 17450/12. Тогда суд признал право взыскателя требовать возмещения убытков. «В настоящее время существует вполне устоявшаяся судебная практика удовлетворения аналогичных исков к ФССП при доказанности неисполнения или ненадлежащего исполнения судебными приставами своих обязанностей и наличия возникших в результате этого убытков», – говорит юрист юркомпании «Некторов, Савельев и партнеры» Артем Сафонов. А в деле «Монетного двора», на его взгляд, таких доказательств более чем достаточно.

Поэтому появление в экономколлегии ВС этого спора, где суды продемонстрировали иные подходы, нежели ВАС, экспертам нравится. «Отрадно, что [она] проводит ревизию соблюдения арбитражными судами позиций президиума», – говорит старший юрист адвокатского бюро «Линия права» Алексей Костоваров. А адвокат адвокатского бюро DS Law Екатерина Ильина напоминает, что волокита и прочие нарушения – это весьма частые явления в работе судебных приставов. «При таком положении вещей реальный механизм гарантий прав кредиторов просто необходим», – уверена она. Все эксперты надеются, что в мотивированном определении судьи ВС еще раз подчеркнут право взыскателя требовать убытки с приставов, лишь только «имитирующих деятельность».

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector